«Армада» — порт, который нельзя вычеркивать из жизни региона

Астрахань сегодня, БИЗНЕС, ОБЩЕСТВО, РЕПОРТАЖ, ЭКОНОМИКА

Астраханская область, как пограничный район, занимает выгодное геополитическое положение. Она расположена на пересечении транспортных путей между Европой и Азией. Это выгодное расположение позволяет иметь возможность активного развития Астраханских портов. Собственно таковое и началось с середины 90-х годов прошлого века. Однако, на сегодняшний день, астраханские порты, специализировавшиеся преимущественно на перевалке генеральных (экспортных) и контейнерных (импортных) грузов, загружены работой максимум на 20 процентов. Это не может устраивать регион и потому здесь всерьез взялись за создание портовой экономической зоны. Но все ли рассчитали при принятии этого решения?

Много говорится о развитии порта в селе Оля Астраханской области. Но при этом как то вообще не упоминают о том, что это не единственный астраханский порт. Крупнейший из таковых в Астрахани — это порт Армада. Но на него местные власти как-то не обращают внимание в своих проектах. А зря.

Порт, принадлежащий ОАО «Грузовая компания «Армада», имеет очень большой потенциал. И если помочь его развивать, это дало бы большой толчок к развитию грузоперевозок. Не только в регионе. Расположен он в микрорайоне АЦКК в Астрахани. Ежесуточно «Армада» может перегружать на корабли до 3 тысяч тонн грузов и более. Для этого есть два козловых крана грузоподъемностью свыше 30 тысяч тонн каждый, подвижной состав (58 вагонов и два тепловоза) и 8,5 км новых железнодорожных путей. На территории порта действует таможенный пункт, имеется большая стоянка для большегрузных автомобилей. Этот порт, наряду с Оля, вполне может стать стратегическим.

Корреспондент «Российского Репортера» встретился с Генеральным директором АО ГК «Армада» Рамзаном    Висаевичем Юнусовым и расспросил о том, как сегодня живет это большое, приносящее немало дохода в бюджет Астраханской области в виде налогов предприятие. Рамзан Юнусов встретил журналиста весьма доброжелательно и приветливо. Он охотно показал территорию порта, рассказал о его работе. Кризис, накрывший многие российские предприятия с 2014 года и прошедший в прошлом году локдаун естественно отразились и на этом предприятии. По словам генерального директора, объёмы грузооборота упали очень существенно. По факту — предприятие еще полностью не оправилось.

 

Вот что рассказал Рамзан Юнусов нашему корреспонденту:

— Здравствуйте, Рамзан Висаевич!
— Рад вас приветствовать

— У нас в последнее время стали много говорить про развитие порта Оля. Но при этом как то не упоминают о том, что в Астраханской области есть и другие порты. Если бы их не обошли вниманием, это для области было бы в лучшую сторону?
— Это действительно так. На имеющиеся непосредственно в Астрахани порты никто не обращает внимание. Видимо мы не попадаем в сферу внимания чьих-то финансовых интересов. Собирались всевозможные конференции, в том числе и с участием губернатора Астраханской области Игоря Бабушкина, но про астраханские порты речи не шло. Весь разговор сводится именно к порту, расположенному в Оля. При этом как-то забывается, что реальная загрузка портов в районе 15-20 процентов — это не только проблема порта Оля. Это проблема всех наших портов.

— А вообще, нашим портам требуется большая помощь?
— В том то и дело, что особой помощи от властей мы не требуем. Это скорее политический момент. Момент внимания, момент перераспределения интересов, взглядов. Нам может и не требуется особая помощь. Самое главное — это не мешать. Но, к сожалению, с этим все не так просто. Постоянные внеплановые проверки мешают работе, отвлекают наше время и ресурсы. В итоге, мы оказываемся правы, но время, которое мы могли бы посвятить работе, оторванное на эти проверки, уходит. Про плановую проверки ничего не говорю. Контролирующие органы обязаны из проводить определенное количество раз за определенный законодательством период. А вот внеплановые — кто-то анонимно пожаловался, кому-то что-то не понравилось — и проверка завертелась. И практически всегда оказывается, что особой необходимости в ней не было, так как указанные в жалобе моменты не подтверждаются. А мы потеряли время. Минимум 10-15 дней на проверку. Все это время мы вынуждены подбирать подтверждающую нашу невиновность документацию, постоянно, весь период проверки, отвлекать сотрудников от выполнения прямых обязанностей.

— Прозвучало, что все порты, ваш не исключение, находятся в промежутке 15-20 процентов нагрузки от пиковой мощности. В чем, на ваш взгляд, причина подобного положения дел и что, как вы считаете, помогло бы исправить подобное положение дел?
— Я считаю, что в данном вопросе сыграли большую роль санкции, наложенные США на Республику Иран. Так уж сложилось исторически, географически, что основным нашим партнером является именно Иранская Республика. Много перегруза было раньше связано именно с поставками в Иран металла, металлолома. После введения со стороны США санкций против этой республики поставки туда металла стали просто невозможны. Да, некоторые отправляют туда металл контрабандно, в обход санкций, но наш порт привык работать только по-честному, «в белую». Плюс ко всему, играет роль долгое оформление грузов. С этой бюрократической преградой также до сих пор не удается справиться. Не все понимают, что порт работает не только для получения прибыли. Из-за нерасторопности некоторых чиновников, бюджет недополучает тех денежных средств, которые могли бы поступать туда, будь чиновники порасторопнее.

— А все таки, что мешает?
— Могу отметить сильно завышенные налоги. Которые мы обязаны платить. И платим, как бы трудно не приходилось. Очень высокая аренда земли, на которой расположен порт. Это так же не играет в сторону развития. С таким уровнем налогов, который существует сегодня, не каждое предприятие сможет не только развиваться, но и просто выжить. Пока нам это удается. И то, во многом за счет того, что мне приходится перераспределять на развитие порта прибыль с других моих предприятий.

— Порт — это не только налоги. Это еще и рабочие места, которые он создает для астраханцев. Какова динамика в этом вопросе?
— После всех этих кризисов, начиная с 2008 года и заканчивая локдауном 2020 года, в порту на сегодняшний день осталось всего 116 рабочих мест. Почему всего? До 2018 года порт давал работу 318-ти астраханцам. Естественно, такая динамика не может радовать. При том, что зарплата работников порта, хоть и не входит в разряд самых высоких, все же гораздо выше общего уровня по Астрахани.

— На сколько сильно в вопросе падения показателей работы порта отразился прошедший в прошлом году локдаун? Как это отразилось, допустим, на количестве рабочих мест?
— Еще раз повторюсь, что основную роль в падении показателей работы порта прежде всего сыграли международные санкции в отношении нашего основного партнера. Конечно, и другие факторы сыграли свою роль, но они не были основными. Могу даже сказать больше — меру со стороны Правительства Российской Федерации, направленные на преодоление последствий пандемии, нам сильно помогли. Благодаря прямому указанию «сверху». Нам здесь, на месте, существенно снизили ставку по ряду налогов. Это позволило нам выжить.

— Если вы говорите, что особой помощи вам не требуется, то наверняка должны существовать какие-то планы на развитие порта?
— Естественно. У нас существует пакет конструктивных вливаний инвестиций в порт, внедрение которого поможет развитию предприятия, увеличению потока грузооборота, его эффективности. Это и строительство принципиально нового терминала по перегрузке продуктов переработки масленичных культур (самое известное из этой категории — это подсолнечное масло), производственной емкостью в 12 тысяч тонн (вся необходимая документация уже подготовлена и сформирована), есть инвестор, в принципе, готовый вложить инвестиции в наши проекты. Это сингапурская компания «WILMA BUILDERS PTE LTD». Но мы на этом не останавливаемся, разрабатываем новые проекты, ищем инвесторов, проводим необходимые консультации и стремимся к тому, что бы порт постоянно развивался.

— А каков вообще грузооборот порта?
— На сегодняшний день грузооборот упал до смешных показателей в 120-130 тысяч тонн. До 2018 года порт перегружал минимум 700-800 тысяч тонн в год. Если брать период 2010-2013 годов, то в, то время порт спокойно мог преодолевать планку в 1 миллион 300 тысяч грузов в годовом исчислении. Это достаточно высокие показатели, но не предельные. Так что потенциал у порта несомненно есть. Уж так сложилось, что партнеры порта — это Иран, Туркмения и Азербайджану. С двумя последними не было и пока нет таких тесных экономических связей, которые у нас всегда существовали с Республикой Иран. Это, конечно, сильно отражается на показателях работы порта. Повторюсь — Соединенными Штатами в отношении Ирана были введены санкции, и мы, естественно, много из-за этого потеряли. Почему трудно найти других партнеров? Выход на Волго-Дон довольно дорогостоящее удовольствие. Поэтому многие партнеры, не связанные географически с каспийским регионом, не сильно стремятся к сотрудничеству.

— Ну и, если позволите, несколько личных вопросов.
— Да, пожалуйста, я не возражаю.

— Рамзан Висаевич, много времени занимает руководство таким крупным по-масштабам нашей области предприятием?
— Почти все мое время. Семья меня практически не видит. Мои близкие уже не раз говорили мне: «Рамзан, а может все бросить и спокойно жить? В кругу семьи, без нервов и глобальных забот.». Но не могу. Я уже всей душой прикипел к своему делу и не представляю без него своей жизни. Кроме того, я понимаю — если я все брошу, то подведу людей, которым даю работу, чьим семьям помогаю жить в этом мире. Чем-то приходится жертвовать. Иной раз даже домой не удается приехать — сплю в своем кабинете. Но родные, с одной стороны, к этому давно уже привыкли.

— А дети?
— Дети, слава Богу, уже выросли. У каждого своя жизнь. Все относятся к моей работе с пониманием.

— Но все таки, раскроем небольшой секрет. Вы ведь не только серьезный бизнесмен. Но и многодетный отец. Сколько у вас детей?
— Шестеро

— Как вам удается совмещать и семью, и ваш бизнес?

— Во многом, хвала Всевышнему, я благодарен своим близким. Именно их поддержка не позволяет мне опускать руки в период каких-либо неурядиц, именно их одобрение помогает мне двигаться вперед. И пока у меня есть силы — буду двигаться. А иначе — в чем смысл жизни? В сидении на месте, в бездействии?

— Спасибо вам за беседу. Удачи вам в ваших начинаниях. Хороших веяний навстречу
— Спасибо и вам, что уделили внимание моей скромной персоне. Будем жить — будем работать. На благо наших семей, на благо общества, на благо нашей великой страны. До свидания.

Это было первое знакомство с руководителем астраханского порта «Армада». «Российский Репортер» надеется, что это была первая, но не последняя встреча и еще вернется и к деятельности как самой «Армады», так и к интересному человеку, серьезному бизнесмену и патриоту астраханской земли Рамзану Юнусову. До новых встреч.

 

 

 

 

Подготовил материал и вел беседу специальный корреспондент «Российского Репортера» Игорь Глуховский.

Добавить комментарий