Мы уже рассказывали о неравном противостоянии РООР ФКЦ «Астрахань», пытающегося навести порядок в сфере частной охранной деятельности на территории Астраханской области с региональной налоговой службой, которая привлекла на свою сторону УМВД и УФСБ России по Астраханской области («Замкнутый круг: бизнесмены пытаются добиться правды. Пока безуспешно», «Президент не раз просил «не кошмарить бизнес». Но, видимо, услышали его не все»).

По всей видимости, в настоящее время в это противостояние включился и Арбитражный суд Астраханской области.

Напомним, вкратце, суть истории.

В 2016 году в целях содействия государству в наведении порядка в сфере частной охранной деятельности и повышения качества охранных услуг в Астраханской области представителями некоторых частных охранных организаций создано Региональное общественное объединение работодателей Федерального координационного центра «Астрахань» (РООР ФКЦ «Астрахань»).

В задачи РООР ФКЦ «Астрахань», кроме прочего, входит мониторинг общедоступных источников информации. Прежде всего — портал госзакупок «zakupki. gov. ru». РООР ФКЦ «Астрахань» выявляет возможных недобросовестных поставщиков по государственным/муниципальным контрактам. В том числе — и недобросовестных Заказчиков таких контрактов, не реагирующих на возможные нарушения. О выявленных нарушениях сообщается в органы государственной и муниципальной власти. Но парадокс заключается в том, что никаких мер по этому поводу к нарушителям до сих пор не принято.

Вместо этого — начинаются «наезды» на самих членов РООР ФКЦ «Астрахань». Так, в период с 10 часов 30 минут 23.12.2020 по 05 часов 30 минут 24.12.2020 в помещениях по адресам: г. Астрахань, ул. Боевая, 38 и г. Астрахань, ул. Боевая, 38, литер А, из арендуемых как самим РООР ФКЦ «Астрахань», так и его активными членами помещений должностными лицами налоговых органов Астраханской области, совместно с сотрудниками УЭБиПК УМВД России по Астраханской области и отдела «М» УФСБ России по Астраханской области, произведено изъятие документов, предметов и информации с компьютеров всех указанных организаций.

А также — личных вещей отдельных граждан. Все это происходило как бы в рамках действий, названными мероприятиями налогового контроля в отношении только ООО ОП «Волга-Щит», ООО ЧОП «Волга-Щит», ООО ЧОО «Волга-Щит», ООО ОА «Беркут» а, по сути, обыска, в ходе которого взламывались сейфы, принудительно вскрывались шкафы и иные хранилища.

Так как, указанные действия проведены с грубейшими нарушениями налогового законодательства — все пострадавшие от этих действий обратились в суд. Как проходили и проходят судебные разбирательства по этим обращениям мы уже рассказывали («Не хватило времени? Вместо принятия мер к нарушителям — «наезд» на «возмутителей спокойствия»», ««Не показывайте мне кодекс — покажите мне судью».( Рой Кон)«).

Теперь расскажем о первых принимаемых решениях по ним.

ЗАКОН — ЧТО ДЫШЛО: КУДА ПОВЕРНУЛ, ТУДА И ВЫШЛО?

К каким удивительным выводам порою может прийти суд при принятии решений, пытаясь оправдать беззаконие власть предержащих!

Яркий пример тому — решение судьи арбитражного суда Астраханской области Сафроновой Ф. В. по делу NoА06-2227/2021 по иску ООО «ОА «Беркут» к МИФНС No6 по Астраханской области о признании незаконным изъятия документов.

Как вы думаете — можно оправдать нахождение всю ночь сотрудников налоговой в частной организации и изъятие ими там документов вплоть до этого 5 часов утра, если в законе сказано, что производство выемки документов в ночное время не допускается (ч.2 ст. 94 Налогового кодекса РФ)?

Оказывается — если так усмотрит судья, то можно. По мнению судьи — время оформления изъятого в ходе выемки, составления протокола и описи к нему, упаковывания изъятого, внесения в протокол замечаний — не входит во время производства выемки и не свидетельствует о нарушении ч.2 ст.94 НК РФ…

И это — несмотря на прямое указание законодательства о недопустимости подобного!

Стоит пояснить, что согласно ч. 1 ст.99 НК РФ, при проведении действий по осуществлению налогового контроля составляются протоколы. То есть, не «по окончании действий по осуществлению налогового контроля…», не «после…» их проведения, а именно «при проведении…». То есть, составление протокола является частью действия налогового контроля.

Не надо быть юристом, чтобы понимать явное противоречие принятого судебного решения закону.

Если пойти по этому пути игнорирования законодательства — с таким же оправданием можно будет проводить и допросы свидетелей, составляя протокол. Ознакомления с ним допрашиваемого всю ночь. Что является прямым нарушением конституционных прав человека.

А как вы думаете, можно ли оправдать тот факт, что, на совершение одного действия, было составлено 8 (ВОСЕМЬ) протоколов этих действий?! Из которых следует, что они совершены одними и теми же лицами, в одно и то же время, и, ГЛАВНОЕ, с изъятием одного и того же.

Оказывается — элементарно. Судом этот факт просто проигнорирован. Ему не дано никакой оценки. И это помешало признать этот абсурд законным!

«Театр абсурда» продолжается

На этом удивительное не заканчивается. Следующим, не менее абсурдным, является вывод судьи о том, что налоговый орган не может указать в постановлении о производстве выемки конкретный перечень подлежащего изъятию. Так как дескать не знает заранее перечень имеющегося у того, у которого будет производиться выемка!

Но, тогда как можно выполнить требование ч. 4 ст.94 НК РФ (согласно которой — должностное лицо налогового органа предлагает лицу, у которого производится выемка документов и предметов, добровольно их выдать)?! Отсутствие перечня изымаемого, не только фактически делает бессмысленным такое предложение. Но и полностью противоречит нормам, регламентирующим порядок проведения выемки!

Кроме того, приказом Федеральной налоговой службы от 07.11.2018 г. NoММВ-7-2/628@ утверждено Приложение No23, которым установлена форма постановления о производстве выемки (форма по КНД 1165015), в которой, в свою очередь, обязательно следует указать наименование, реквизиты или иные индивидуализирующие признаки каждого изымаемого документа и предмета. Этого нет!

Более того, Федеральная налоговая служба РФ письмом от 17.07.2013 г. NoАС-4-2/12837@ «О рекомендациях по проведению мероприятий налогового контроля, связанных с налоговыми проверками» разъяснила, что в случае, если проверяющие не располагают точной информацией о месте нахождения документов и предметов, подлежащих выемке, то производству выемки должен предшествовать осмотр территорий и помещений налогоплательщика, документов и предметов. А уже по результатам осмотра территорий (помещений) налогоплательщика может быть выявлена необходимость незамедлительного проведения иных мероприятий налогового контроля, в том числе и выемки.

То есть, сначала на основании постановления проводится осмотр, во время которого фиксируется в протоколе осмотра что именно и где именно находится. Затем выносится постановление о производстве выемки, где отражается зафиксированное в протоколе осмотра, с указанием, что именно, где именно и у кого именно необходимо изъять. А уже и только затем — проводится выемка того, что указано в постановлении о выемке.

В прошедших «мероприятиях» обращает на себя внимание тот факт, что по материалам дела сотрудникам налоговой службы в ходе налоговой проверки было предоставлено право на проведение самостоятельных действий. Как-то осмотров помещений и документов, а также выемок документов. Что предоставляло им безоговорочную возможность разграничить документы на месте в процессе осмотра, выделить нужные им документы и предметы от не нужных. И это не привело бы к изъятию документов, не относящихся к проверке!

Однако — налоговики не стали «заморачиваться», а провели эти действия одновременно. При чём, судя по самому решению суда, проводили до 5.30. утра. Как в отношении проверяемых, так и не проверяемых организаций. Из просмотренных в суде видеоматериалов, представленных налоговой, следует, что в процессе этого допрашивались лица, там находившиеся, а не желающим отвечать на вопросы. Им сотрудники налоговой угрожали проведением личного обыска!

Любой выпускник юридического факультета скажет, что такие действия являются обыском. Только вот ведь незадача — обыск налоговая проводить не может!

Или уже может? Видимо признанное судьёй Сафроновой Ф. В. правомерным игнорирование рекомендаций по проведению мероприятий налогового контроля, данные вышеуказанным письмом ФНС России ещё в 2013 году, является ответом на этот вопрос.

Очевидное, но «невидимое»?

Судом установлен факт изъятия документов, не имеющих отношения к предмету налоговой проверки (нарушение п.5 ст.94 НК РФ). Но виновным в этом нарушении суд посчитал… проверяемые организации. Якобы, не обеспечивших сотрудникам налоговой возможность отделить нужное от ненужного…

Получается, что сотрудники налоговых органов в процессе выемки, если не хотят самостоятельно отделить нужное им от ненужного — могут забрать всё, что им угодно.

Такие действия, в любом цивилизованном обществе, квалифицируются как произвол! Но страшнее, когда эти действия признаются судом законными! А значит произвол становится нормой. Что противоречит принципам правового государства, каким провозглашена Россия. И её Основным Законом — Конституцией.

Идем далее. Не менее интересным является оправдание судом осмотра и выемки по адресу, не указанному в постановлениях о производстве этих мероприятий. По мнению судьи, налоговая вправе проводить выемку документов налогоплательщика вне зависимости от принадлежности помещения! То есть, получается, что постановление о производстве выемки, на основании которого она проводится. И в котором указано место её проведения, значения не имеет!

Но «театр абсурда» на этом не заканчивается. То, что факт проведения осмотра и выемки в помещениях, не указанных в постановлениях, зафиксирован в соответствующих протоколах и на видео, а также не отрицается представителями налоговой — не помешало суду сделать вывод, что этого… не было. Как сказали бы в театре: «Занавес!»…

Ровно по такому же пути отрицания очевидного, как мы видим, пошёл суд. Отказываясь признавать не составление сотрудниками налоговой описи изъятых документов. Хотя этот факт, судя по самому решению, не отрицался представителями налоговой. Которые объяснили это нарушение большим объёмом изымаемого.

То есть, им было тяжело описывать изымаемое, как того требует закон, потому что изымаемого было слишком много?

Сложилось мнение, что выводы суда основаны на утверждениях представителей налоговой, которые судом принимались как установленные факты. Суд фактически уже согласился с пока ещё предположением налоговой о наличии в действиях проверяемых лиц налогового правонарушения. Чего, по всей логике, быть не должно.

Мы часто слышим слова: «СИЛА ЗАКОНА В ЕГО ИСПОЛНЕНИИ». Однако зачастую они так и остаются словами. И, к сожалению, Астраханский арбитраж, как нам видится, работает в стороне от этого постулата…

Ведь Законом установлена четкая и последовательная процедура формирования доказательств о совершении нарушений. Их соответствующего оформления. Это является основой для принимаемого решения. Любой орган власти, в том числе и налоговый орган, вправе ссылаться только на те документы и иные сведения, которые получены им в рамках законодательно установленной процедуры налогового контроля. Только вот почему этого не видят в Астраханском Арбитраже?!

Что бы было понятнее -ниже расположено видео с заседания арбитража

Игорь Глуховский,Виктор Ульянов,Фёдор Клочков

177840cookie-checkФемида «спит» или получила указание «заснуть»?
Один комментарий к “Фемида «спит» или получила указание «заснуть»?”
  1. Все правильно и ясно
    Почему чиновники молчат ?
    Наверное ……
    Здесь без Прокуратуры не обойтись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *