В Астрахани продолжается противостояние между контролирующими органами, налоговой и некоторой частью частного охранного бизнеса. На сегодняшний день охранные предприятия, попавшие под пресс налоговиков, пытаются добиться справедливости в Арбитражном суде Астраханской области.

О том, как обстоят дела «на судебных фронтах» в теперешний момент — в конце этого материала.

А пока — пришло время придать огласке то, из-за чего и пошел весь этот «сыр-бор» с попыткой задавить слишком принципиальных. Что за нарушения со стороны недобросовестных коллег по цеху были выявлены РООР ФКЦ «Астрахань»?

Вообще-то — выявлять подобные вещи должны именно налоговые органы. Но, создается впечатление, что «сильно напрягаться» они не горят желанием.

«Странный бизнес», «незамеченный» налоговыми органами

Выявленные РООР ФКЦ «Астрахань» фирмы-нарушители систематически нарушают законодательство. В чем же выражаются эти нарушения? Давайте посмотрим:

  • Не выставление нужного количества постов охранников в соответствии с требованиями контрактов и технических заданий. Следовательно, оплаченные услуги выполнялись недобросовестно, и происходило фактически хищение бюджетных средств с возможной коррупционной составляющей, что подпадает под признаки преступлений, предусмотренных ст.159, ст.201, ст.285, ст.327 УК РФ, и требует проведения процессуальной проверки в порядке ст. ст.144, 145 УПК РФ по указанным фактам нарушений уголовного закона.
  • Привлечении охранников без оформления трудовых договоров, т. е. не состоящих в штате компаний, что нарушает трудовое и налоговое законодательство, требования лицензируемой деятельности охранной организации, а также условий исполнения контрактов.
  • Неоформление работников в штате организации позволяет им параллельно становиться в Центр занятости населения и незаконно получать соответствующие выплаты. Это может квалифицироваться под ст. 159, ст. 327 УК РФ.

Никакой реакции на нарушения этими фирмами и еще рядом подобных частных охранных организаций от контролирующих органов не было и нет. Может (это всего лишь наше предположение) они негласно входят в «пул нужных и карманных»?

Вообще в этой ситуации много вопросов. Один из них — для чего тогда создавались эти охранные предприятия, если они, как нам видится со стороны, не выполняют своих функций в положенном объёме? В чем «фишка» подобного «бизнеса»?

Оказывается — все достаточно просто.

Сферой деятельности частных охранных организаций, не способных предоставлять услуги охраны надлежащего качества, является государственные/муниципальные контракты, которые они получают благодаря существенному снижению цены по этим контрактам. Что становится возможным из-за грубых нарушений действующего законодательства.

В основном — это неуплата налогов, нарушение трудовых прав работников и предоставление услуг ненадлежащего качества. Количество работников, должное быть согласно госконтрактам одно, а в наличии — намного меньше обязательного. То есть охранников, как таковых, попросту не хватает. Либо на охрану выставляются без лицензии. А это уже — оказание ненадлежащих услуг, или мошенничество. По крайней мере, нам так видится.

Фирмами-нарушителями грубо нарушаются и условия оплаты труда. Если провести анализ цен, по которым указанные компании оказывают услуги, то средняя цена за человеко-час составляет у них 80 рублей. При этом для выплаты заработной платы сотруднику охраны выставляется минимальная оплата труда — 12 130 рублей. А по законодательству, с учетом всех уплачиваемых налогов и отчислений, в месяц цена человеко-часа должна быть 120 рублей в час без учета НДС.

Кроме того, по данным ФНС, в штате этих организаций учитываются как охранники директор, бухгалтер и так далее. А ведь они фактически не могут быть привлечены для охраны объектов.

Анализ сложившейся в регионе практики свидетельствует о том, что демпинговые цены оказания охранных услуг являются результатом нарушения целого ряда нормативно-правовых актов, регламентирующих данные правоотношения.

Продажа услуг охраны по искусственно заниженным ценам, существенно ниже рыночной себестоимости, ведёт напрямую к полной потере, как и качества услуг, так и социальной ответственности охранного бизнеса перед своими сотрудниками, клиентами и государством.

Согласно статье 11.1. Закона РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-I
«О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» право на приобретение правового статуса частного охранника предоставляется гражданам, прошедшим профессиональную подготовку и сдавшим квалификационный экзамен, и подтверждается удостоверением частного охранника. Частный охранник работает по трудовому договору с частной охранной организацией, и его трудовая деятельность регулируется трудовым законодательством и настоящим Законом.

В нарушение этой нормы в охранные организации принимаются граждане, не имеющие удостоверения охранника, т.е. не прошедшие соответствующую подготовку и не сдавшие квалификационный экзамен. Более того, зачастую организации, не связанные с охранной деятельностью, оформляют своих сотрудников на различные должности, фактически используя их именно в качестве охранников.

В нарушение Трудового кодекса игнорируются требования соблюдения режима рабочего времени, а именно продолжительности рабочего времени. Зачастую работника оформляют на неполную ставку, а фактически он работает полную смену. Известны случаи, когда сельский житель, работающий в охранной организации города, заступает на недельную смену вообще без выходных.

Помимо вышеназванных нарушений на снижение стоимости охранных услуг влияет заблаговременное намерение невыполнения принятых обязательств. Так, при заключении государственных контрактов одним из условий являлось предоставление физической охраны объекта несколькими постами, но при выполнении условий данного контракта фактически количество постов меньше заявленных.

Учитывая объём заключенных контрактов, указанные в справке охранные организации должны иметь в своем штате более 100 сотрудников, что препятствует применению ими упрощённой системы налогооблажения (6%), а обязывает применять традиционное налогооблажение (до 01.01.2019 — НДС 18%, с 01.01.2019 – НДС 20%).

Далее, само отсутствие в штате необходимых для выполнения указанных государственных/муниципальных контрактов работников охранной организации может свидетельствовать не только о нарушениях трудового законодательства, но и о «серых» выплатах, что, в свою очередь, свидетельствует о недоимках и невыплатах в соответствующие фонды.

Более того, выплата «серых» зарплат может свидетельствовать об использовании неквалифицированного персонала при выполнении указанных государственных/муниципальных контрактов, что является нарушением их условий и, следовательно, свидетельствовать о неправомерной оплате охранных услуг ненадлежащего качества из соответствующего бюджета.

Согласно ч.3 ст.94 федерального закона №44-ФЗ Заказчик для проверки исполнения контракта его условиям обязан провести экспертизу. Эта экспертиза может проводиться самим заказчиком или к ее проведению могут привлекаться эксперты.

Однако Заказчиками эта экспертиза не проводится (о чём свидетельствует и п.5.14 письма Федерального казначейства от 08.10.2018г. №07-04-05/21-21405 «О направлении обобщенной информации по результатам контрольных мероприятий») или проводится формально, что возможно лишь при попустительстве со стороны соответствующих контролирующих органов.

Все перечисленное негативно отражается, прежде всего, на безопасности охраняемых объектов (образования, здравоохранения, других объектов с массовым пребыванием людей).

«Не влазь — „прихлопнут“»

Теперь возвращаемся к тому, что последовало в ответ на вскрытие нарушений. Вместо «разбора полетов» с нарушителями и принятия законных мер к ним — «прессинг» налоговиков начался в отношении тех, кто эти нарушения вскрыл и потребовал их устранения. Напомним, — это охранные фирмы, активно участвующие в деятельности РООР ФКЦ «Астрахань». Что называется — «приплыли».

Вообще интересная ситуация складывается в этом случае. В ответ на свои обращения и требования привести деятельность нарушителей в соответствие с законодательством, РООР ФКЦ «Астрахань» получает одни отписки (все ответы из «контролирующих организаций» есть в распоряжении нашей редакции). В отношении нарушителей же никаких мер не принимается.

А может компании-нарушители обладают неким «таинственным иммунитетом»? Например, ну как вариант, депутатским (ведь не секрет, что некоторые «народные избранники» негласно имеют отношение к бизнесу. Может в данном случае — так же?).

В общем, налоговые органы «не заметили» «нарушителей». Мало того, в один «прекрасный момент» проверки начинают проводить в отношении самого РООР ФКЦ «Астрахань».

И вновь продолжается бой…

О том как складывалась эта ситуация «Российский Репортер» писал в августе и сентябре 2021 года (материалы «Президент не раз просил «не кошмарить бизнес». Но, видимо, услышали его не все: Борьба с принципиальностью по-астрахански»и «Замкнутый круг: бизнесмены пытаются добиться правды. Пока безуспешно»).

Там все подробно описано, со ссылками на документы и записями из зала суда.

«Битва» чоповцев и налоговиков в арбитраже продолжается. И в настоящее время уже вышла на стадию апелляций.

«Арбитр не по правилам?»

А что же арбитраж? В Астраханской области негласно большинство судебных решений выносится в пользу властных и контролирующих структур. Об этой практике нам рассказывали многие из тех, кто попадал в ситуацию противостояния с таковыми структурами и пытался восстановить свои нарушенные права. Сомневающимся в таком положении дел советуем обратиться к статистике судебных решений. Она для «правдоискателей» неутешительна. Вот и в данном случае — решением арбитражного суда от 21.09.2021 г. (дело номер А06-2349/2021) в удовлетворении требований отказано.

Анализ вынесенного судьей Астраханского Арбитражного суда решения свидетельствует о его противоречивости и неправомерности. Не до конца выяснены и не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела. Но суд непостижимым образом посчитал все это установленным. Выводы, изложенные в решении, не соответствуют, обстоятельствам дела. Нарушены и неправильно применены нормы материального и процессуального права (а ведь согласно ст.270 АПК РФ — это является основанием для отмены решения).

Кроме того, вынесенное решение основано на п.12 ст.89 НК РФ. Который регламентирует порядок проведения выездной налоговой проверки в отношении налогоплательщика. Вменяя обязанность обеспечения возможности должностных для лиц налоговых органов, проводящих выездную налоговую проверку, ознакомиться с документами, связанными с исчислением и уплатой налогов.

А ведь данная норма здесь не применима — ведь в отношении ООО «Форштат» решений о проведении данной проверки не принималось.

«Одно ухо слышит, а другое нет?»

Судья Астраханского Арбитражного суда странным образом «слышала» только ничем не обоснованные доводы налоговиков. А возражения попросту не воспринимала. Это касается и момента с изъятием документов у организации, в отношении которой проверка в тот момент не должна была проводиться вовсе.

Из имеющихся в деле видеоматериалов, предоставленных как истцом, так и самим налоговым органом, следует, что сотрудники налоговых органов игнорировали неоднократные заявления присутствующих при осмотре и выемке о принадлежности помещений ООО «Форштат». В ходе рассмотрения дела представители налоговых органов этот факт не отрицали. Заявляя, что никаких доказательств этого им не предоставлялось. И объясняли свои действия желанием найти в этих помещениях какие-либо возможные доказательства.

Кроме того, представители налогового органа мотивировали свои действия тем, что у них якобы было мало времени на проведение всех процессуальных действий. Но из материалов дела следует, что проверка длилась намного больше положенного и, в нарушение законодательства, продолжалась еще и ночью. Так какого времени «не хватило» представителям налоговой службы? Но суд на это «не обратил внимание».

«Творим — что хотим?»

Фактически — сотрудниками налоговых органов проигнорирован тот факт, что постановлениями о производстве осмотров и выемок обязательными критериями для их проведения указаны не только адрес их проведения, но и конкретные лица, у которых следовало их провести. В число которых ООО «Форштат» не входит.

Действия налоговиков по осмотру и изъятию вещей и документов признаны правомерными лишь на том основании, что по данным ЕГРЮЛ на момент проведения выемки юридическим адресом истца значилось: 414024, г. Астрахань, ул. Боевая, 38, как и у проверяемых лиц (ООО «ОП «Волга-ЩИТ», ООО «ЧОП «Волга-Щит», ООО «ЧОО «Волга-Щит» и ООО ОА «Беркут»), из чего был сделан вывод, что данные организации находятся в одних и тех же помещениях.

А ведь представителем Заявителя в ходе рассмотрения дела был представлен договор аренды нежилого помещения от 01.01.2015 года. А также — дополнительное соглашение к нему. Суд это «не заметил».

Из имеющихся в материалах дела видеозаписей следует, что документы и предметы извлекались из различных шкафов различных кабинетов с разных адресов и переносились в помещение учебного класса ОЧУ ДПО «Учебный центр «Щит». Откуда фактически и производилась их выемка. При чём — в ночное время, тем самым были нарушены требования ч.2 ст.94 НК РФ. Это не отрицалось и представителями налоговых органов, однако судом первой инстанции этим обстоятельствам и доводам оценки не дано.

Факт невыполнения сотрудниками налоговых органов требований частей 7, 8, 9 статьи 94 Налогового кодекса РФ подтверждён не только описями якобы возвращённых копий и оригиналов документов (согласно которым — список возвращённого значительно превышает список изъятого), но и не отрицался представителями налоговых органов в ходе рассмотрения дела. Налоговики же объяснили это нарушение налогового законодательства лишь значительным объёмом изымаемого!

Если посмотреть внимательно — никаких доказательств того, что именно изъятое в ходе вышеуказанных осмотра и выемки было возвращено в материалах дела нет. Но, несмотря на это, суд первой инстанции почему-то пришёл к выводу, что все изъятые документы и предметы были отражены в соответствующих описях.

«Беспристрастная пристрастность?»

Перечислять все те нарушения со стороны налоговиков можно долго. Удивляет, что это все почему-то «не увидел» или «не захотел увидеть» обязанный быть беспристрастным суд. Еще более не понятна мотивировка вынесенного судьей решения:

  • — признания судом действий по проведению выемки незаконными, соответствующим интересам проверяемых лиц может негативно повлиять на результаты мероприятий налогового контроля в отношении данных налогоплательщиков;
  • — Общество своими действиями компрометирует мероприятия налогового контроля в отношении взаимосвязанной организации, что является попыткой избежать налоговой ответственности;
  • — налоговый орган пояснил суду, что в настоящее время проводятся мероприятия по установлению роли каждой организации в созданной схеме ведения финансово-хозяйственной деятельности;
  • — в предполагаемую схему ухода от налогообложения вовлечено большое количество юридических лиц. Роль каждого юридического лица, а также его степень вины можно будет оценить только после вступления в законную силу ненормативного акта налогового органа, вынесенного по результатам выездной налоговой проверки в отношении проверяемых лиц;
  • — деятельность проверяемых налогоплательщиков представляет собой сложный процесс, охватывающий многостадийную деятельность

Как вам такая «беспристрастность»? Ну а вывод обжалуемого решения?

«… полученная налоговым органом в ходе выемки информация в отношении проверяемых лиц и Общества может быть использована в будущем налоговыми органами при осуществлении налогового контроля в силу прямого указания действующего законодательства…»

Фактически — суд установил факт проведения в отношении ООО «Форштат» мероприятий налогового контроля в виде осмотра и выемки без наличия соответствующих решения и постановлений. Однако оставил данный факт без внимания…

Не забыв, при этом, проигнорировать доводы истца о допущенных сотрудниками налоговых органов нарушениях в ходе вышеуказанных мероприятий налогового контроля, нарушения требований, их регламентирующих:

  • — Отсутствие в постановлениях о производстве выемки конкретного перечня подлежащих изъятию документов и предметов (ч. 4 ст.94 НК РФ);
  • — проведение выемки в ночное время (ч.2 ст.94 НК РФ);
  • — изъятые документы и предметы в протоколах и прилагаемых к ним описях не перечислялись, не указывалось их точное наименование, количество и индивидуальные признаки предметов и не описывались (п.7. ст. 94 НК РФ);
  • — копии документов проверяющими даже не истребовали, а сразу изымали подлинники (п.8 ст.94 НК РФ).

Остается надеяться, что апелляционная инстанция отменит неправомерное (по мнению многих юристов, ознакомившихся с делом и выводами суда) решение и восстановит справедливость.

Игорь Глуховский

фотогалерея документов:

175820cookie-checkНе хватило времени? Вместо принятия мер к нарушителям — «наезд» на «возмутителей спокойствия»: Как в Астрахани бизнес «регулируют»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *