Принципы налогообложения.

Впервые принципы налогообложения были сформулированы А. Смитом, который считал основными принципами налогообложения справедливость, определенность, удобство для налогоплательщика и экономию на издержках налогообложения.

Эти классические принципы были сформулированы Смитом в вышедшей в 1776г. книге «Исследование о Природе и причинах богатства народов» следующим образом:

«Подданные государства должны по возможности соответственно своей способности и силам участвовать в содержании правительства, т. е. соответственно доходу, каким они пользуются под покровительством и защитой государства. Налог, который обязывается уплачивать каждое отдельное лицо должен быть точно определен, а не произволен. Срок уплаты, способ платежа, сумма платежа — все это должно быть ясно и определенно для плательщика и для всякого другого лица. Там, где этого нет, каждое лицо, облагаемое данным налогом, отдается в большей или меньшей степени во власть сборщика налогов, который может отягощать налог для всякого неугодного ему плательщика или включать для себя угрозой такого отягощения подарок или взятку.

Неопределенность обложения развивает наглость и содействует подкупности того разряда людей, которые и без того не пользуются популярностью даже в том случае, если они не отличаются наглостью и подкупностью. Точная определенность того, что каждое отдельное лицо обязано платить, в вопросе налогового обложения представляется делом столь большого значения, что весьма значительная степень неравномерности, как это, по моему мнению, явствует из опыта всех народов, составляет гораздо меньшее зло, чем весьма малая степень неопределенности.»

Все последующие уточнения и дополнения неизменно опирались на ставшие каноническими принципы А. Смита. Так, Ж.Б. Сэй в сочинении «Полный курс практической политической экономии» (1828) формулирует на их основе пять принципов обложения. По его мнению, налоги должны:

  • 1) быть умеренными по своим окладам;
  • 2) причинять податным лицам как можно меньше таких тягостей, которые обременяют их без пользы для казны;
  • 3) быть равномерными;
  • 4) быть наименее вредными производству;
  • 5) быть более благоприятными, чем противными требованиям морали, т.е. сохранению полезных для общества привычек.

Законопроект No 47595-8 «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» (о порядке наложения предварительных обеспечительных мер на имущество налогоплательщика)

1.Почему бизнес против этого законопроекта. Мнение экспертов.

Во-первых, в среднем выездная налоговая проверка длится от 8 месяцев до года. А урегулирование разногласий сначала в досудебном, а потом в судебном порядке может длиться еще 2 и более лет. Таким образом, при наложении обеспечительных мер до начала проверки, налогоплательщик не сможет реализовать даже свои непрофильные активы в случае, если это потребуется. Да и вообще, будет сильно ограничен в своей предпринимательской свободе.

Во-вторых, предполагается накладывать обеспечительные меры, исходя из «предполагаемого расчета недоимки, которая будет взыскана с налогоплательщика». Эта чудовищная формулировка не только нарушает все возможные формы презумпции невиновности, она заставляет бизнесмена нести ответственность, когда его правонарушение не только не доказано, но, возможно, еще и не совершено. Мы очень любим во внешней политике критиковать наших так называемых западных партнеров за их формулировки в стиле «хайли лайкли», а сами поступаем ровно таким же образом с нашими родными российскими предпринимателями.

В-третьих, появляется возможность блокировать активы бизнеса — коррупционная составляющая. Есть опасение, что в ходе конкурентной борьбы проверки в отношении неугодных предпринимателей будут спонсироваться их недобросовестными конкурентами или рейдерами. Тот факт, что бизнесмены зачастую решают свои проблемы с помощью недобросовестных сотрудников разного рода контролирующих органов, давно не является секретом. Да и случаи получения сотрудниками взяток за «непроведение контрольных мероприятий» у нас нередки. Сейчас депутаты собираются добавить к этому огромный финансовый кусок.

В-четвертых, это затормозит развитие бизнеса. А ряд бизнесов может привести к краху. Арест, наложенный на основные средства и иные активы, приведет к невозможности их быстро обновить, заменить. Более того, такие активы банки не станут принимать в качестве обеспечения кредитов, следовательно, снизится кредитоспособность налогоплательщика.

В-пятых, надо еще смотреть, каким образом этот законопроект в случае его реализации будет взаимодействовать с другими законами. В частности, каким образом позволит налогоплательщику быть участником тендеров, государственных закупок и т.п., и вообще, как обеспечительные меры отразятся на его имидже на рынке. А также, не будет ли нарушать права иных кредиторов в случае банкротства предприятия.

В-шестых, принятие такого закона даст еще один повод бизнесу защитить свои активы задолго до начала предполагаемой проверки. А пути понятны — либо вывод в офшоры, либо оформление на подставных лиц. Ни то, ни другое не может оказать положительного влияния на развитие экономии страны. И если налоговики пытаются спрятаться за статистикой, которую сами же и формируют (в смысле того, что выездным проверкам подвергаются 5% налогоплательщиков в год или даже меньше), то защитить свои активы различными способами захочет значительно большее число бизнесменов.

Ну, и наконец, следует отметить, что действующее законодательство и так уже содержит огромное количество инструментов для взыскания задолженности с предпринимателя. Это и субсидиарная ответственность, это и возможность взыскать налоговую задолженность со взаимозависимых структур в соответствии со ст.45 НК РФ, это и уголовная ответственность, наконец, предусмотренная статьями 198, 199, 199.1, 199.2, 199.3, 199.4.

2.Не давали ли бизнесмены сами повода.

Вообще сложно понять, что такое «давали ли повод». Если некоторые из граждан страны воруют, то для них есть УК РФ. Это не значит, что повод подозревать его в воровстве дает каждый гражданин.

Так и с бизнесом. Если кто-то и пытался вывести имущество в ходе выездной проверки, то это не стоит распространять на всех.

Более того, как уже указано выше, действующее законодательство содержит огромное количество способов либо вернуть имущество, незаконно выведенное предпринимателем, либо взыскать его иным образом. Поэтому налоговая просто хочет создать себе совсем уж тепличные условия для работы, а результат, как всегда, будет печальный.

Может пришло время разобраться пока с действующим Налоговым законодательством и привести его в порядок, сделав понятным и нацеленным в первую очередь на развитие и защиту интересов российского предпринимательства в хорошем смысле без оффшоров и других схем защиты от коррупционных нападков. Если предпринимателям будут понятны законы, правила работы им смысла нет уходить от налогов.

Анализируя основные изменения происходящие в российской налоговой системе за период с момента принятия НК РФ, можно утверждать, что в основном эти изменения направлены на повышение налоговых поступлений любой ценой пренебрегая интересами предпринимателей руководствуясь лишь потребностями казны.

Нестабильность произвольного налогового законодательства, хаотичный характер изменений, отсутствие системности усложняют процесс изучения и практического применения налогового законодательства и препятствуют развитию экономики страны.

3. О том, что зачастую происходит

Но это все, как говорится, «цветочки». «Ягодки» будут дальше. В предыдущем материале («Сделали из ФНС „карательно-коллекторскую“ структуру» от 15 февраля 2022 года) мы обозначили:

«Сначала надо ввести на законодательном уровне, а не уровне разъяснений ФНС, такие понятия как „добросовестный налогоплательщик“, „дробление бизнеса“, ввести критерии их признания и порядок доначислений при установлении факта дробления бизнеса. Кроме того, надо устранить в законе те самые „неустранимые сомнения“, которые, к сожалению, трактуются не в пользу налогоплательщика, даже в судах в настоящее время. Когда-то эта норма прекрасно работала, но это было очень давно».

Поясним, почему важно об этом напомнить. Причем поясним на примере. Зачастую, не имея стопора в виде законодательно обозначенных понятий, сотрудники налоговой действуют (или вынуждены действовать по указанию своего начальства) как «слон в посудной лавке». Буквально круша и уничтожая бизнес проверками и «наездами». При этом, нередко, имея собственный и далеко не бескорыстный интерес.

О том, как подобное происходит рассказал один из бывших сотрудников ФНС по Самарской области:

«Такого количества правонарушений со стороны сотрудников УФНС не выявлялось никогда ранее. Был разогнан весь костяк опытных и грамотных специалистов, взамен набирают молодежь, половина из которой уходит в течении полугода. Эта позиция удобна руководству Самарского УФНС, ведь молодежь не компетентна, не имеет пока своего авторитетного мнения, не разбирается во многих вопросах — такими легче управлять. Теперь посмотрим какими методами пытались исправить показатели.

Начало 2020 года массовая блокировка ЭЦП, и соответственно сдать отчетность невозможно, вести бизнес также, так как далее идет блок расчетного счета. Толпы людей в инспекциях, ссоры, ругань… А инициатор межрайонная инспекция 1 и управление ФНС по Самарской области, как бы в стороне, в основном все идут за пояснениями в районные инспекции. И тут же коррупционная составляющая… юридические компании близкие к Управлению начинают предлагать услуги по разблокировке. Цена вопроса 50-100 тыс. и тут впереди всех городские инспекции, практически «оптовики» по блокировкам. После выхода статьи в популярном интернет-издании, и дошедшей до столицы информации, вдруг все это резко заканчивается с комментариями от руководства УФНС, в виде несуразного блеяния про «технический сбой».

Середина 2020 и по начало 2021 года ознаменовались массовыми «обнулениями» отчетности. Что это? Это когда за твою фирму или фирму контрагента, кто-то по поддельной доверенности сдает отчетность с нулевыми показателями. И соответственно у тебя или у твоего контрагента возникает долг по налогам. И что далее? Снова обратимся к словам бывшего налоговика:

«Вместо того, чтобы развивать свой бизнес, коммерсант вынужден бегать по инстанциям в поисках правды, и заявления „что я никому не давал никаких доверенностей и это не моя подпись“ сотрудников ФНС никак не колышет. А почему?! Верно, потому что это делали сами сотрудники отделов КАО (контрольно-аналитический отдел) УФНС Самарской области, ну а точнее через фирмы, оформленные на „левых“ людей, зачастую ведущих асоциальный образ жизни. Сотрудника КАО октябрьского района с пачкой поддельных доверенностей ловят в удостоверяющем центре. Проходят обыски в КАО ИФНС Железнодорожного района, в КАО Промышленного района.

Причем в последних 2 случаях у начальников отдела КАО изымают телефоны с перепиской, где они дают указания какие фирмы и за какой период обнулять. И таких примеров еще не мало. Итог?! Итога нет! Все быстренько заминается, на сотрудника Октябрьского района даже КУСП не заводят. Так как они же действовали на благо государственных интересов, а соответственно под таким предлогом можно нарушать закон. А то, что при этом они не забывали и собственные интересы, ну как-то умалчивается.

Какие тут интересы?! Фирме предлагается закрыть проблемные моменты обратившись за помощью к проверенным юридическим фирмам)) тут тебе и „закрывашки“ предложат (причем качественные, их же сами налоговики генерируют) и быстрое восстановление отчетности. Цена вопроса 150-300 тысяч рублей и плюс проценты от сумм за „качественный“ НДС. Опа! И тут не без интересов отдельных руководящих сотрудников УФНС».

К сожалению, по нашим данным, подобной схемой пользуются нынче во многих российских регионах. Что же касается ответственности за это — здесь нет сомнений в том, что в любом случае «показательно» могут наказать лишь простых исполнителей. Те же, кто стоит за подобными схемами явно не из низшего звена. Им то бояться нечего…

Продолжение следует…

Федор Клочков

Один комментарий к “«Налоговики-коллекторы»-2. Продолжение темы”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: