Ингеборга Дапкунайте мне нравится во многих ролях: в картине режиссера Петра Тодоровского она сыграла харизматичную валютную путану с фирменным прибалтийским акцентом, чем выделилась из актерского ряда на долгие годы.

Скандальная роль «Кисули» принесла популярность молодой актрисе. После этого роли посыпались, как из рога изобилия и Ингеборга снималась практически без остановки. А настоящей звездой русского кинематографа литовская актриса стала поле выхода на большой экран картины «Утомленные солнцем». Девушка сыграла супругу главного героя, а его сыграл сам Никита Михалков.

Картина вышла настолько успешной, что была удостоена премии «Оскар». Актеры, снявшиеся в этом фильме, навсегда получили звездный статус. Затем талантливую литовку позвали в голливудский проект, «Семь лет в Тибете» там она снялась совместно с Брэдом Питтом. Работа в международных постановках принесла актрисе европейскую популярность, но она не переставала сниматься в России и участвовать в разных культурных проектах.

Тем, кто приехал из Прибалтики в Россию, а особенно из Литвы большой респект за успех и популярность земляков. В Москву едут со всех республик, добиться признания здесь очень тяжело, скажу честно конкуренция не меньше чем в Голливуде.

Платят гонорары приличные, российские кинофестивали порой поражают своей щедростью и размахом, на телеканалах картины с участием звезд смотрят миллионы зрителей, рейтинги очень высокие, есть за что побороться. Поэтому искренне радуешься за тех, кому удалось достичь серьезного уровня.

В Вильнюсе мне, к сожалению, не довелось повстречаться с Ингеборгой, хоть город у нас не очень большой и, вполне возможно, мы не раз пересекались на его центральных улицах или на площади. Например, на Кафедральной — одной из главных площадей в городе; в советское время она носила название площади Гедимина. Здесь проходят ярмарки и народные гуляния, военные парады, концерты, встречи Нового года, религиозные церемонии, общественно-политические мероприятия. Площадь Гедимина — это символ Литвы.

Еще в Вильнюсе есть огромный национальный парк Вингис, очень красивый и ухоженный. Это любимое место прогулок и отдыха жителей Вильнюса. Там можно встретить всех!

Познакомилась я с актрисой только в Москве. Была на некоторых ее премьерах, однажды на открытии сезона в Российском академическом молодежном театре показали премьеру спектакля по пьесе знаменитого британского драматурга Тома Стоппарда «Rock’n’Roll». И в рамках того же проекта состоялся благотворительный концерт звезд «Неравнодушный рок», который вела Ингеборга Дапкунайте. Там она общалась с прессой и мне удалось сделать интервью для газеты «Труд». Оно называлось «Тусуйся не тусуйся — без ежедневной работы карьеру не сделаешь».

Я с ней в этом абсолютно согласна, чтобы чего —то достичь работать надо очень много, а в актерской профессии тем более. Дапкунайте самая настоящая трудяга, она мне очень понравилась, сдержанная, немногословная, думающая. Честно говоря, я гордилась и восхищалась успехами своей землячки. Приехать из Вильнюса с жутким акцентом, (кстати, я тоже этим грешила и мне во ВГИКе частенько делали замечания) и сделать такую крутую карьеру в Москве, получить мощный старт и дальше уже лепить свою судьбу, как пожелается…, и Ингеборга лепила, много снималась в международных проектах, играла на европейских сценах.

В России у Ингеборги есть большой проект — Международный фестиваль искусств «Вдохновение», который уже много лет проходит на ВДНХ.

Однажды нас с коллегами-журналистами позвали на открытие и не скрою для меня было очень лестно принять участие, еще раз поприветствовать землячку, и написать материал на международную тему. Я считаю очень важными международные проекты, укрепляющие дружбу.

На открытии Ингеборга охотно общалась с прессой, рассказывала о фестивале, спектакли для которого, она лично отобрала в Брюсселе, об идее фестиваля, и главном духовном посыле. Мне она ответила на вопросы какие у нее самые любимые места в столице. Хотелось сравнить, какие улицы и площади в Москве вильнюсцев привлекают по красоте и энергетике, они разные, Москва слишком громадна.

Публики собралось довольно много, я увидела знакомые лица, коллеги-журналисты приехали полюбопытствовать, что это будет за фестиваль, «с чем его едят» …

И то что мы увидели — поразило нас до глубины души и это еще мягко сказано. Мы журналисты сели одной кучкой, так постоянно делаем, чтобы делиться по ходу событий своими впечатлениями, так как многие сразу пишут дабы не терять времени.

Погас свет, на сцену, на которой из декораций, огромный задник в серых абстрактных разводах, а с краю большая куча какого-то тряпья, вышел молодой мужчина. И первое, что он сделал, это не спеша снял с себя майку, и бросил в эту кучу. Затем задумчиво гладя в зал, расстегнул джинсы и скинул с ног. Мы с моей приятельницей-журналисткой Ниной, замерли. Нина прошептала: «Боже мой неужели он разденется догола?» И таки, да! Актер снял трусы и простите начал, размахивая своим мужским достоинством бегать по сцене под энергичную музыку. На смену ему вышла девушка. Нина ужаснулась: «Неужели она тоже начнет раздеваться?» И, опять-таки, да! Девушка также содрала одним махом с себя платье, скинула лифчик, слегка задумалась. Со мной рядом сидел главный редактор одной известной газеты, не буду ее называть. Он сказал: «Если она сейчас снимет трусы, я встану и уйду». К счастью, актриса не стала до конца снимать исподнее, за что ей большое человеческое спасибо! Мне бы не хотелось видеть голую женщину на сцене. Мы решили остаться и досмотреть представление.

И началась такая вакханалия. Актеры бегали по сцене друг за другом, катались по полу имитируя половые акты, кидались друг в друга одеждой. Затем обнявшись замерли на холодном полу. Главный редактор одной уважаемой газеты с досадой прошептал: «Дурак, здесь жутко холодный пол. Он же заработает себе простатит…»

Кстати, надо сказать лето в тот год выдалось очень сырое, каждый день лил дождь, солнце редко нас баловало теплом. У нас случается такая погода, климат суровый поэтому почки можно запросто отморозить, лежа на холодных досках.

Актеры немного полежали на сцене, медленно поднялись. Вдруг раздался взрыв, куча тряпья разлетелась в разные стороны, повиснув рваными лохмотьями на заднике. Актеры поклонились и ушли со сцены. Действие заняло более часа.

Мы молча встали со своих мест и пошли к выходу. Почти не хлопали, лишь первые ряды из приличия постучали ладонями, все-таки фуршет надо отрабатывать…

На выходе стояла куратор мероприятия Ингеборга Дапкунайте, ожидая от нас каких-то бурных реакций. Зрители шли молча. Коллеги — журналисты отводили взгляд и старались не смотреть ей в глаза. Один из знакомых журналистов проходя мимо актрисы только произнес многозначительное: «М-да…»

Лицо у актрисы было непроницаемо, она не показала недовольных эмоций.

Мы с Ниной не спеша шли по аллеям ВДНХ к метро. Прошли мимо фонтана Дружбы народов, он поблескивал темным золотом. Моросил противный дождь. Я робко спросила: «Ты будешь что-нибудь писать об этом фестивале?»

И тут культурная, начитанная, воспитанная на русской классике коллега брезгливо взорвалась: «Да, я ни строчки не напишу про эту порнографию! Как ей не стыдно везти эту гадость в Москву! Да она издевается над нами!»

Всю обратную дорогу к метро моя коллега ругалась на чем свет стоит. Я никогда не видела ее такой гневной…

Лично у меня спектакль, не помню его названия, вызвал некоторое недоумение. Мы все взрослые люди, честно говоря, голыми мужиками нас не напугать, но мне кажется, что к фестивалю искусств, бегающий по сцене мужчина без трусов имеет мало отношения. И чтобы не говорила актриса о нетривиальном взгляде на современное искусство — ачу лабай! (большое спасибо — лит)

Для нас это уж чересчур…

Пусть актеры на сцене остаются в одежде, а креативность и оригинальность режиссерского решения можно донести до зрителя оставаясь в рамках приличия… Мне так кажется.

На днях мне прислали одну новость: «Ингеборга Дапкунайте эмигрировала из страны, но продолжит зарабатывать деньги в России».

В интервью журналистам Дапкунайте сказала, что считает свой отъезд из России даже запоздалым. Она призналась, что хотела покинуть страну еще восемь лет назад — в 2014 году.

«Если бы можно было предсказать будущее и изменить прошлое… Но да, это была ошибка, что я не уехала раньше. Я совершила ошибку, и у меня нет для себя оправданий», — заявила артистка.

Тем не менее она по-прежнему получает финансирование на «Вдохновение». Надо сказать, что суммы, выделяемые на фестиваль, внушительные. Так, в 2017 году на фестиваль было потрачено около трех миллионов рублей, на оформление территории —двадцать миллионов, на мультимедийное шоу —порядка пятидесяти миллионов. Ингеборга Дапкунайте является арт-директором «Вдохновение».

Знаете, что меня больше всего беспокоит — нет, мне не денег жалко, Россия богатая страна, на что она только не тратит свой бюджет — 50 миллионов больше — 50 миллионов меньше, никто не заметит.

Меня беспокоит другое — артисты, которых она привозит из Европы с подобными спектаклями, в конце концов могут заработать себе какие-то простудные заболевания. Валяться на холодном полу на ВДНХ — это вам не шутки. На ВДНХ не только холодный пол на сцене, там еще жуткие сквозняки. Заморозим же евроактеров…

Поэтому боюсь, что у европейцев останется только неприятное воспоминание о холодной Москве и неприветливых москвичах, которые не понимают их высокого и можно сказать обнаженного искусства. Пусть бегают у себя в просвещенной Европе. Мне так кажется.

Анжела Якубовская для информационного аналитического издания «Российский Репортер»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

%d такие блоггеры, как: