Обращения в нашу редакцию носят  разнообразный и иногда совершенно непредвиденный характер. И при их рассмотрении порой всплывают достойные сценариев остросюжетных фильмов взрывающие мозг, казалось бы, в реальной жизни совершенно невозможные моменты.

Так оказалось и на этот раз.

Мы уже несколько раз получали встревоженные сигналы наших читателей о проблемах, возникающих у учеников московской «Международной Школы Херитейдж Сокольники» (Британская Международная Школа — Heritage International School).

Нас заинтересовали эти обращения и мы решили провести на этот счёт небольшое журналистское расследование.

И в ходе расследования неожиданно всплыли чрезвычайно нелицеприятные моменты по поводу одной (на первый взгляд весьма неприметной) работницы этого элитного московского интернационального детского сада и школы — гражданки России Шюле Ольги Александровны (ранее Петухова, Богданова и т. п…).

Опрошенный нами в ходе расследования муж О. Эрнест поведал нам по поводу О. чрезвычайно интересную историю.

Уже очень давно Э. переехал на постоянное место жительство в Германию. Там же проживают его отец и вся его родня.

За годы жизни в этой стране Э. добился признания в области высококвалифицированной профессиональной медицины и соответствующего этому весьма  достойного материального достатка. Только вот личная жизнь у Э. всё никак не складывалась. В то время как ему очень хотелось создать нормальную семью.

Свою вторую половинку Э. решил в конце — концов начать искать на страницах солидных интернациональных брачных агентств. Предпочтение он отдавал русским женщинам, поскольку сам он родился и вырос в Москве.

И вот на одном из таких сайтов у него завязалась переписка с некой О. В итоге в 2012 году в Дании между ними был заключен брачный союз. И уже в конце 2012 года О., вместе со своей внебрачной дочерью от прежних отношений (а также позже и своей матерью / бабушкой ребёнка), переехала для совместного проживания к Э. в Берлин. А в 2016 году у них родилась совместная дочь.

Брак их с самого начала стал складываться как — то «необычно», «странно», что вскоре также необычайно осложнилось (со слов Э.) развитием у О. тяжёлого психического заболевания (затяжной маниакально — депрессивный послеродовой психоз — с развитием у неё бредовых навязчивых идей — вплоть до взрывающих все рамки здорового человеческого мировоззрения суицидальных порывов, приступов жестокости и галлюцинаций, в чём она, в ужасе от самой себя, многократно признавалась мужу в том числе в рамках их друг с другом переписки).

Самое печальное, что объектом пристального маниакального внимания О. в рамках развившегося у неё психоза стала её собственная новорожденная дочь, которую О. практически с самого рождения вдруг совершенно беспричинно невзлюбила, поскольку всерьез посчитала её с самого рождения умственно отсталой и неполноценной.

Не обращаясь к соответствующим врачам — специалистам, О. посчитала / окрестила новорожденную девочку типичным аутистом, и, не успев стать своей дочери безусловно любящей своего кровного ребёнка настоящей мамой, отнеслась без видимых на то причин к ребёнку с самого начала с неприязнью, растущим в ней негодованием и затаёнными разочарованием и гневом. Более того, она нередко в рамках этого в порыве бешенства и гнева швыряла истерящую в страхе перед матерью бедную девочку наземь (один раз даже головой о пол), неоднократно в гневе поднимая на ребёнка руку.

В итоге крошка была многократно обследована различными врачами России и Германии, в результате чего все они категорически и единогласно заявили матери о полном отсутствии у ребёнка какой — либо формы неполноценности, умственной отсталости или аутизма.

О. не поверила, однако же, ни германским, ни российским врачам, и начала неистово таскать / в течение четырех лет возить дочь по различным (в том числе нетрадиционным) специалистам, магам и целителям Москвы и Санкт — Петербурга.

И так как собственного жилья у О. и ее матери в России не было, мужу приходилось все эти годы арендовать для неё жилье в Москве и Санкт — Петербурге. Естественно, оплачивал все эти поездки и съемные квартиры из своего кармана муж О. — Эрнест.

В феврале 2020 О. в очередной раз повезла дочь на обследование в Москву. Причем не поставив Э. об этом в известность. А в марте этого же года начались всем нам известные пандемийные события. С закрытием границ и тому подобным. В результате чего Э. физически оказался лишённым какой — либо возможности незамедлительно вернуть О. и свою дочь в Германию.

Весь 2020 год О. уверяла мужа, что вот — вот вернется с дочерью к нему назад в Берлин. Но, как оказалось, в итоге О. мужа обманула.

В марте 2021 года она (втайне от ничего не подозревающего, денно и нощно работающего на семью в Германии мужа) тайно подала в Москве документы на развод. Мировой судья, в нарушение законодательства России, в отсутствие Э. вынес заочное решение о расторжении брака. И все это, объявив мужа суду как бы «пропавшим без вести», не уведомляя Э. о происходящем и даже не попытавшись с ним на этот счёт в Германии связаться. — Всё это время Э. о происходящем совершенно ничего не знал.

В настоящее время (полученное О. от суда обманным путём втайне от мужа) незаконное решение о расторжении брака вышестоящим судом аннулировано по причине его противозаконности.

Как позже оказалось, целью тайного развода был для О. очередной отъём имущества у её очередной (на тот момент «отработанной» жертвы (Э.) — и всё это втайне от мужа, скрыв от судов все общие германские семейные долги, на которые в РФ её мужем и был приобретён ряд объектов семейного движимого и недвижимого имущества.

Так, в апреле 2021 года О., не дожидаясь получения решения обманутого ею суда о разводе, далее втайне от мужа подает иск в другой суд — иск на тайный раздел «совместно нажитого» имущества, тайное взыскание с Э. алиментов и определение места дальнейшего проживания совместной дочери вместе с ней в Москве (в отрыве от мужа и места проживания семьи).

В ответ на что Э., узнав об этом, тут же объявил ребёнка в интернациональный федеральный розыск.

Как только Э. стало известно обо всех производимых О. втайне от него судебных махинациях, он попытался собственными силами выяснить мотивы такого поведения жены.  И в результате своих изысканий Э. обнаружил чрезвычайно неприятные, скрытые О. от него тайные моменты добрачной биографии супруги.

Э. выяснил, что до заключения с ним брака О., судя по всему, уже неоднократно пользовалась услугами брачных агентств и сайтов знакомств — с целью нахождения таким путём желающих создать семью материально обеспеченных мужчин (с целью в последующем «выпотрашивания их карманов», а также заключения с ними браков с конечной целью отъёма в свою пользу их движимого и недвижимого имущества).

Мы не будем вдаваться в отдельные детали и подробности всего того, о чём нам поведал на этот счёт Э. Но после этого (подтверждённого множеством неоспоримых фактов) остросюжетного повествования у нас сложился в отношении О. типичный образ прожжёной серийной брачной аферистки …

Э. особо отметил, что в момент знакомства с ним О. скрыла от него тот факт, что на тот момент она уже состояла в (скрытом ею от Э.) очередном законном браке, как позже выяснилось, с одним очень видным, уважаемым и весьма состоятельным человеком.

В итоге, после проведенной с Э. в день их первого личного знакомства ночи в гостинице и в итоге поддержанного им её желания заключить с Э. брак, О. втайне от Э. тут же запустила процесс незамедлительного расторжения брака со своим «действующим» мужем. Брак с которым она заключила, как оказалось (как она позже в этом письменно призналась), в аферистских целях (с целью ипотечных махинаций и отъёма в свою пользу части его имущества) всего лишь несколько месяцев до её знакомства с Э.

Как позже выяснилось, её тогдашний муж отчаянно препятствовал разводу, но О. (с её собственных слов) добилась от него в конце — концов развода путём шантажа и угроз раздела всего его имущества (после того как он уже профинансировал приобретение им на её имя 2 — комнатной квартиры в городе Подольске). После оформления собственности на которую на имя О. её тогда ещё «действующий» муж перестал быть для О. актуальным и стал ей больше просто — напросто не нужен.

В итоге этот муж О., тяжело переживший содеянное с ним искренне любимой им женой, не мог смириться с этим, неистово пытаясь повернуть происходящее любой ценой вспять, отчаянно пытаясь её любой ценой вернуть к себе назад, при этом от неё не отставал, но вскоре вдруг внезапно умер при до конца так и невыясненных, весьма туманных обстоятельствах …

Э. уверяет, что выяснил, что это был у О. далеко не единичный случай, и отмечает, что цель свою — материальное улучшение своей жизни за счет состоятельных мужчин — О. как от своего непосредственного окружения, так и от своих будущих жертв, конечно же, тщательнейшим образом скрывает.

В то время как все эти в жизни О. регулярно повторяющиеся чудовищные обстоятельства обмана ничего не подозревающих, искренне любящих её мужчин проясняются лишь к тому времени, когда очередной мужчина ею уже окончательно «обескровлен»,  «ощипан» и ограблен.

И вслед за этим тут же следуют поиски следующих жертв, новые попытки и новые знакомства.

Кстати, О. уговорила в том числе и отца Э. на заключение фиктивного брака со своей матерью. Дабы та получила право на наследство, гражданство Германии и могла в полном объёме пользоваться медицинской страховкой и всеми привилегиями, которыми пользуются граждане этой страны.

В настоящий момент О. находится в фазе отъёма российского имущества Э. с привлечением судов РФ.

С учетом того, что ни О., ни ее мать все 9 лет проживания с Э. нигде никогда не работали, такое поведение женщины можно охарактеризовать как поведение и образ жизни женщины — хищницы и брачной аферистки (таких «леди» называют общеизвестным термином «gold digger» или «охотницами за золотом»).

Плюс ко всему, О., по заверению Э., уговорила последнего заявить о своём якобы «биологическом отцовстве» по отношению к рождённой О. вне брака до их личного знакомства её старшей дочери. А это значит предоставить ей гражданство Германии «по происхождению» и закрепить за ней право на наследство.

Как пояснил Э., О. не давала биологическому отцу внебрачной старшей дочери (с её слов «жалкому ничтожеству» и «нищеброду») ни единого шанса на общение с ребёнком, всячески блокируя любые контакты своего ребёнка с ним. С чем тот всё никак не мог смириться, годами напролёт вновь и вновь отчаянно пытаясь выйти на контакт со своей дочерью (в итоге и он тоже оставил О. в покое, вдруг так же неожиданно скончавшись при до сих пор так и не выясненных, не менее загадочных, весьма туманных обстоятельствах).

В настоящее время О. так же поступает и с Э. Долгое время скрывая от него место нахождения и жительства их совместной дочери, инкриминируя ему при этом, что Э. якобы «представляет собой угрозу жизни и здоровья» своему кровному ребёнку …

Э. никак не был готов с этим смириться и именно поэтому объявил ребёнка более года назад в международный федеральный розыск.

Как считает Э., для О. дети являются одним из инструментов получения материальной выгоды, затребованные О. через суд алименты на которых она заявила (на момент подачи ею иска в суд) в совокупном размере более чем на 90.000.000 рублей.

Так, находясь в очередной раз в России и проживая в съемной квартире, оплачиваемой Э., О. (всё ещё находясь в браке с ним) после подписания Э. всех договоров на приобретение им объектов семейной недвижимости в РФ, выкрала у мужа все соответствующие документы о правах собственности на них.

После чего она тут же завела очередные внебрачные отношения с очередным очень состоятельным мужчиной — успешным предпринимателем из Москвы. — В то время как её брак с Э., равно как в своё время и её брак с предыдущим мужем до Э, в её глазах уже «изжил себя», мешая ей заключить новый брак / запустить следующую брачную афёру.

Ведь именно этим и можно объяснить ее скоропостижные действия, направленные на тайное от Э. заочное расторжение брака и тайный заочный раздел с ним находящегося в РФ семейного имущества (заявленного О. к разделу без учёта взятых Э. с этой целью на свое имя множественных кредитов и долгов в Германии).

И есть еще один момент. По словам Э., это именно О. уговорила его купить семье автомобили и жилье в Москве в строящемся доме. И именно это жильё (наряду с двумя семейными машинами) и является основной целью в затеянном ею тайном разделе имущества.

Как выяснил обманутый муж, подобная этой махинация с квартирой была уже однажды сверхуспешно испробована О. в одном из её предыдущих браков.

Как же О. до сих удавалось скрывать от своей очередной жертвы то, что она была уже замужем в период нового знакомства? — Э. выяснил, что она попросту каждый из этих раз вовремя «теряла» паспорт с штампом о замужестве и взамен тут же получала новый, чтобы работать над «окучиванием» своей новой жертвы / цели, спешно «сливая» при этом своего больше не нужного ей настоящего, «действующего» мужа …

Она проделала это как перед браком с Э. со своим предыдущим мужем, так в настоящее время и с самим Э. — в попытке завязать отношения с очередной своей жертвой, не расторгая при этом брак с Э. (заявив в очередной раз в органы полиции об очередной утере ею паспорта).

В настоящее время О. работает в «Международной Школе Херитейдж Сокольники» (Британская Международная Школа — Heritage International School).

Там же посещает детский сад и ее с Э. совместная дочь Я.

Э. удалось однажды пообщаться с дочерью (в результате и в рамках осуществляемого по его инициативе международного федерального розыска ребёнка).

Во время состоявшейся  встречи с ребёнком дочь пожаловалась Э. на то, что с ней плохо обращаются в посещаемой ею школе («Международная Школа Херитейдж Сокольники»).

Как сообщил ребенок в ходе доверительной беседы своему отцу, её систематически обижают в этом образовательном учреждении (куда ребенок был определен О. самолично втайне от отца / без согласования с супругом Э.). Так, 5 — летняя дочь рассказала Э., что в школе ей устраивают травлю, и обратилась к отцу с мольбой любой ценой забрать ее оттуда.

Также ребенок в этом контакте с отцом (единственном за без малого 2 года их разлуки) поведал отцу, что оказался свидетелем неоднократных сцен предположительно сексуального характера между О. и лицом / лицами мужского пола, относящимися к этому образовательному учреждению. Где, по предположению Э., его всё еще законная супруга, находясь с ним в до сих пор всё ещё действующем браке, уже вовсю с размахом занималась профессиональным «окучиванием» своей следующей цели / очередного «объекта» / следующей жертвы, работающей, судя по всему, в той же элитной международной интернациональной школе города Москвы, что и сама Шюле Ольга Александровна.

В настоящее время в этой связи проводится расследование, пострадавшей стороной были поданы соответствующие иски в суд, процессы по которым пока что не завершены.

Так что будем следить за развитием ситуации.

Игорь Глуховский

Николай Быковский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *