В Барнауле судят не пожелавшего пройти мимо и заступившемся за соседку мужчину. А заступился он за женщину перед судебным приставом. Пристав от этого «перенес тяжелые душевные страдания», как было заявлено на суде. В итоге заступнику грозит реальное уголовное наказание. Что произошло — читайте ниже.

В июле 2022 года судебные приставы пришли к жительнице дома на проспекте Ленина Виктории Петровой, чтобы арестовать ее автомобиль за долги, доставшиеся ей вместе с наследством. Вышедший во двор Амеличкин заметил соседку, запертую в авто, и троих мужчин, двое из которых были в форме. Мужчина решил выяснить, в чем дело, однако, по его словам, услышал в ответ лишь грубости и оскорбления. При этом просьбу показать удостоверение они проигнорировали.

Тогда сосед попросил приставов оставить женщине автомобиль на ответственное хранение. Не добившись результата, Амеличкин отдал напуганной женщине свой телефон, чтобы та вызвала полицию. В ожидании правоохранителей мужчина закурил, но сигарету у него, как утверждает нынешний подсудимый, «выбил» пристав. На замечание о превышении полномочий пристав, по словам горожанина, начал пугать его заявлением в полицию.

«Я вышел и увидел, что соседка моя вся в слезах. Он был в форменной одежде. Я подошёл спросить, что вообще произошло и был послан на три буквы. Я удивился. Человек в форме. Я говорю: вы вообще предоставьте своё удостоверение, что вы действительно судебный пристав. Он сказал: я тебе не обязан ничего предъявлять. Удостоверения я так и не увидел», — рассказал Амеличкин.

Пристав оказался не только обидчивым, но и «скромным» — на заседании суда он высказался против видеосъёмки, заявив, что тактика и методика его работы «не для общего пользования и ушей».

Евгений вышел на помощь женщине, которая в принципе не знала, что делать в этой ситуации, как себя вести. Виктория Петрова одна воспитывает ребёнка и выплачивает долг умершей мамы. По её словам, с каждой зарплаты с неё удерживали 50%. Просрочек не было. Это женщина может подтвердить выписками с карты.

«50% их не устраивают, что они хотят арестовать мой автомобиль, хотя сумма долга уже была небольшая, то есть я выплачивала. Более того, я была с приставами всегда на связи. Я не скрывалась, автомобиль свой не скрывала», — говорит Петрова.

Жильцы дома вызвали полицию. Отстоять машину всё же удалось. Сама же история разлеталась в СМИ. В комментариях люди отмечают, что Евгений хотя бы не прошёл мимо и проявил гражданскую позицию.

Несмотря на утверждение Амеличкина и свидетелей о том, что он пристава не оскорблял, скорее было наоборот, поверили именно приставу.

«Человек этот, подсудимый, в течение часа, даже полутора, унижал, оскорблял меня при всём честном народе. Мне это было очень неприятно, и я потом долго переживал. Плохо себя чувствовал», — заявляет «обиженный» пристав Гончаров.

Однако подсудимый справедливо парирует:

«Если я действительно что-то нарушил, значит, он должен вызвать полицию, составить протокол, что в общественном месте вот здесь курю. Как он поясняет, с его слов, опять же, что он выкинул, хотя было все по-другому. Он нанёс удар по руке, когда рука была возле лица. Написал заявление я, написал он, написала Петрова. По нашим заявлением — отказные материалы сделаны. А вот по его заявлению почему-то приняли такое решение», — говорит подсудимый Амеличкин.

Доводы мужчины не хотят видеть ни в полиции, ни в прокуратуре. Куда Амеличкин обратился с заявлением о превышении полномочий со стороны пристава Гончарова. Везде отказ. Версию Евгения Амеличкина подтверждают Виктория Петрова и ее соседка, а слова Гончарова — его коллеги и, думается, прибывшие вместе с приставами понятые.

В деле есть достаточно серьезный нюанс, ставящий под сомнение правдивость обиженного пристава Гончарова: один из приставов на предварительном следствии дал показания, что он слышал, как Амеличкин якобы кого-то материл. А на очной ставке этот свидетель уже говорит, что знает об оскорблении только со слов самого Гончарова. Все эти показания приобщены к материалам дела. Также Евгений утверждает, что пристав его ударил по руке, когда подсудимый закурил.

Будем следить за ходом судебного процесса.

Игорь Глуховский, главный редактор издания «Российский Репортер», член Союза журналистов, правозащитник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *