Справедливое правосудие в современном обществе является основоположником этого самого общества. Об этом не раз было отмечено нашим Президентом – В.В. Путиным, который в своих посланиях неоднократно указывал на огромную важность контроля со стороны именно общества наделив огромными полномочиями независимого общественного контроля соответствующие организации. Но выполняются ли Указы Президента?

В МОО «Национальный Комитет Общественного Контроля» (далее НКОК, Комитет) обратилась женщина с одной лишь просьбой – проверить на соблюдение закона при вынесении Приговора её мужу. Создав экспертную комиссию по данному делу Комитет провёл собственное общественное расследование для правовой оценки фактов. Заключение Комиссии – допущены грубые нарушения Закона как на этапе следствия, так и при вынесении Приговора.

23 ноября 2020 года, после продолжительного уголовного преследования Советский районный суд города Уфы, по целому ряду статей, признал виновными сотрудников полиции Владимира Шуганова и Дениса Брянцева (воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, превышение должностных полномочий, получение взятки). Владимир Шуганов был признан виновным в незаконном приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке, пересылке или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств. Серьезные обвинения, но так ли все очевидно? Есть ли доказательства?

Наказание было суровым, как того и требует закон – Владимир Шуганов получил 9 лет лишения свободы, а Брянцев 8 лет 6 месяцев, с поражением в праве служить в органах правоохранительных дел. Сотрудники полиции, никогда не признававшие вменяемую им вину, не оставили это дело просто так и добились того, что Верховный Суд Башкирии своим апелляционным определением изменил приговор до лишения свободы по 7 лет и 6 месяцев каждому, исключив целый ряд статей, оставив в законной силе обвинение в получение взятки. В остальном же все фактически осталось без изменений.

10 ноября 2021 года Шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил судебные акты без изменений, игнорируя серьезные нарушения в процессе – недопустимые доказательства в обвинительном приговоре, выводы, сделанные на предположениях, нарушение принципа равноправия и состязательности сторон. Также за бортом остался главенствующий принцип уголовного производства – презумпция невиновности!

Уму непостижимо, но CD-диск из материалов дела, который был рассекречен министром МВД по Республике Башкортостан отличается от диска, который был в производстве у следствия и суда! Несмотря на это апелляционный суд игнорирует доводы о подмене диска и объявляет их несостоятельными.

И это далеко не единственное нарушение действующего законодательства в этом судебном процессе. Двое потерпевших, Ахмадеев и Хасанов вообще не могут иметь такой статус, хотя бы потому что дело не содержит ни одного доказательства передачи Ахмадеевым и Хасановым взятки осужденным Брянцеву и Шуганову. Защита неоднократно приводила веские доводы о спланированной и тщательно подготовленной провокации в отношении сотрудника полиции Шуганова, хотя закон четко определяет обратное – бремя доказывания в отсутствии совершения провокации целиком и полностью возлагаются на сторону обвинения и только на нее, а суды же при вынесении приговора обязаны установить полную невозможность провокации. Чего, разумеется, сделано не было.

Апелляционный суд сделал вывод об отсутствии провокации полагаясь на один единственный вывод несмотря на то, что тот… противоречит закону!

Объективная оценка допустимости доказательств подразумевает под собой необходимость в соблюдении правового подхода, но в деле попросту нет ни единой фиксации телефонных разговоров, что лишает следствие возможность вменять умысел Дениса Брянцева и Владимира Шуганова на получение взятки.

В деле фигурирует видеозапись, на которой Хасанов, с установленной на нем скрытой видеокамерой, находясь в машине Шагунова, демонстрирует на камеру деньги. Видимых и объяснимых причин доставать и показывать денежные средства нет. Разговор между ними идет на абсолютно обычные бытовые темы, на видео нет четко зафиксированного факта передачи денег Владимиру Шуганову, более того, видеозапись попросту прерывается на середине разговора, что дальше происходит неизвестно.

Протокол осмотра места происшествия от 04 июня 2019 года говорит нам о том, что 12 000 рублей (купюры были помечены краской, запомним это) были изъяты из бардачка автомобиля, но суд игнорирует факт большого временного разрыва между осмотром места происшествия и задержанием Владимира Шуганова, в результате чего деньги могли быть подброшены (вспомним про то, как суд не счел необходимым доказать отсутствие провокации). Ну а теперь самое интересное – эксперт в своем заключении четко говорит, что «красящие вещества не были обнаружены на поверхности марлевых тампонов со смывами с рук Владимира Шуганова» то есть деньги он не брал.

Ни видео на CD-диске, который был подменен, ни само его содержание никак не доказывают вину Шуганова, там нет ни единого подтверждения вымогательства и получения Шугановым взятки. Экспертиза лишь подтверждает, что без вины виноватый Шуганов даже не прикасался к этим деньгам!

Материалы дела остались без установленной объективной стороны преступления, как того требует закон – все построено на косвенных и предположительных выводах следствия, в деле напрочь отсутствуют доказательства противоправных действий со стороны Владимира Шуганова в вымогательстве и получении взятки у Хасанова.

Второй псевдопотерпевший, Ахмадеев, по тексту и смыслу материалов дела никогда не вел с осужденными переговоров по поводу передачи им взяток. Сведения о якобы взяточничестве Шуганова и Брянцева известны Ахмадееву лишь со слов Хасанова. Не нужно обладать высшим юридическим образованием, чтобы понимать – такие показания доказательством не являются и не могут им быть apriori!

В деле также фигурируют аудиозаписи голосов и переписки в What’s App, которые по заключению эксперта являются не пригодными для идентификации. И все, что понятно из этих аудиофайлов – это разговор между двумя лицами с мужским типом голоса. ВСЕ! Сами же осужденные категорически отрицали свою причастность к этим разговорам и по совокупности иных доказательств по делу не подтверждены.

Суды попросту подменили выводы судебной экспертизы с показаниями Хасанов, тем самым уничтожают саму суть и смысл правосудия! Вместо того, чтобы опираться на научно и юридически обоснованные заключения экспертиз суды слепо принимают и непонятные аудио и видео на подменном диске за неоспоримое доказательство вины и с легкостью свойственной танцевальному «па» отправляют людей отбывать наказание!

Честно говоря, весь этот беспредел слабо укладывается в голове, но… это еще далеко не все. Закон четко гласит, что в приговоре четко должны быть указаны время и место совершения преступления. Знаете, что вместо этого красуется в решении суда? Период получении взятки «с мая-июня 2017 … по март-апрель 2019». Что же касается места совершения преступления, хотя бы примерного – оно и вовсе никак не указано в деле.

Владимир Шуганов и Денис Брянцев осуждены за получение взятки в размере 384 000 рублей, которую они, согласно приговору, получали ежемесячно на протяжении двух лет. Но, ни апелляция, ни кассация не приводят расчета полученной взятки. Простая арифметика – за период с апреля 2017 года по апрель 2019 года осужденные должны были получить 24 выплаты в размере 15 000 рублей каждая. Напомним, что Шуганов был задержан 4 июня 2019 года при получении взятки в размере 12 000 рублей. 24 х 15 000 + 12 000 = 372 000 рублей. Откуда в приговоре фигурирует сумма в 384 000 рублей остается загадкой. Данная сумма никак не подтверждена ни одним материалом дела, как и не установлен факт вымогательства.

Напомним, что осужденные также были признаны виновными в препятствовании законной предпринимательской деятельности, но, вы будете смеяться – доказательств тому в деле тоже нет! Нет ни единого вывода о том, как именно осужденные причинили вред или хотя бы угрожали причинить оный.

Суды сделали вывод о многолетней совместной коррупционной деятельности осужденных, опираясь на показания Хасанова, однако на прямой вопрос защитника «вам достоверно известно, что Брянцев получал деньги?», Хасанов Д.И. ответил следующее: «я Шуганову отдавал, не знаю, может, получал, может нет». Если у следствия были подозрения в имеющимся преступном сговоре группы лиц они должны были привести исчерпывающие доказательства, а суды должны были установить объективную сторону Брянцева в совместном вымогательстве с Шугановым. Как уже было сказано выше, также должен быть установлен размер полученных взяток каждым и Шугановым и Брянцевым.

Постепенно подходя к финалу нашей статьи, удивляет тот факт, что при назначении Брянцеву наказания суды никак не учли находящихся у него на иждивении трех малолетних детей, один из которых так и вовсе грудничок! Когда выносили приговор Шуганову суды никак не обратили свое внимание, что он поощрялся по службе, был награжден почетной грамотой и рядом благодарностей, более за того был представлен к медали «За отличие в службе».

Огромное значение в данном деле является полное безразличие правоохранителей на замечания экспертов юристов независимого института гражданского общества МОО «Национальный Комитет Общественного Контроля», а по своей сути – игнорированию Указов Президента»

Грустно, господа. Грустно и одновременно очень горько, что такое происходит сегодня, у нас – в России, правовом государстве, признающем главенство закона, верховенство права и провозглашающего защиту своих честных сыновей, несущих бремя службы во имя правопорядка и спокойствия граждан.

Несмотря на это, у нас в стране есть законодательная база, в том числе указы Президента Российской Федерации, наделяющие общественные организации широкими полномочиями в борьбе за правое дело, в установлении справедливости. Ничто не должно помешать в защите невинно осужденных – ни бездействие правоохранительных органов, ни решения судов, опирающихся на недостоверные доказательства.

Общая задача сейчас – это добиться правды, обоснованности и объективности, сделать так, чтобы это дело не стало нормой, а наоборот, было показательным, предостерегая всех и каждого от произвола некоторой правоохранительной системы в конкретном регионе.

В настоящий момент к этому делу подключилась наша профессиональная общественная организация, аккредитованная Минюстом РФ на право проведения независимой антикоррупционной экспертизы. Проведено правовое заключение по материалам обращения супруги осужденного Владимира Шуганова, а руководство Комитета взяло дело под свой собственный контроль.

Мы продолжаем следить за ходом этого дела и будем всячески содействовать в установлении справедливости и законности.

«Российский Репортер» присоединяется и будет внимательно следить за этим делом.

Берегите себя и помните – у кого правда, тот и сильнее!

Статью подготовил:

Координатор МОО «Национального Комитета Общественного Контроля» по Уральскому и Приволжскому федеральным округам В.М. Шестеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *