Есть истории, тянущиеся еще из далеких 90-х. Именно из таких и история многодетной матери Людмилы Гончаровой. В те далекие годы чиновники так напортачили с оформлением документов, что восстановить свои права Людмила не может по сегодняшний день. В далеком 1993 году Людмиле Гончаровой, как многодетной матери, по постановлению администрации Заокского района, выделили большой земельный участок, площадью 1010 м2. Затем ей дали дополнительный надел площадью 520 м2. Его она получила в качестве меры социальной поддержки. Женщина продала часть участка. Однако, когда она в 2013 году захотела оформить право собственности на оставшуюся часть земли, ей было отказано в этом Росреестром. Свое решение они объяснили тем, что через 5 лет после того, как она получила земельный участок, местная администрация приняла новое постановление. Оно отменяет первое и, таким образом, лишает ее земли.

Но давайте сначала к истокам.

«В 1992 году был предоставлен коттедж как многодетной семье с девятью детьми, к нему был участок в 9 соток, но на основании Указа Президента РФ от 05.05.1992г. No431 „О мерах по социальной поддержке многодетных семей“, а также Постановления главы администрации Заокского района от 05.04.1993г. No176 участок увеличили до 1530 кв.м.

Согласно указанным нормативным документом многодетным семьям бесплатно предоставлялся в собственность земельный участок не менее 1500 кв.м.», — рассказывает Людмила Гончарова.

Семья Гончаровой благоустроила участок. Завезли землю, засыпали все помойки, сделали детскую площадку. И, по согласованию с администрацией, установили ограждение. Высоту ограждения больше метра разрешила администрация.

Однако уже спустя всего год Людмиле заявили: «мы вам пока узаконим только 1010 кв. м, потому что на моем участке они запланировали строительство стоянки для банка.

«Выдали мне свидетельство на право собственности на землю No1215 от 6 апреля 1993г. на основании Постановления No54 от 6 апреля 1993г. на 1010 кв.м. В то время была установлена норма земельного участка в 12 соток всем жителям поселка Заокский», — говорит Людмила.

Банк построили, стоянку к нему тоже, но участок у Гончаровой не изымали. Так и остался участок в 1530 кв.м.. Людмила обратилась к тогдашней главе поселка Когалевской с заявлением, чтобы администрация узаконила 520 кв.м.. Как многодетной семье, на основании Указа Президента от 05.05.1992г.. Что и было сделано. Были внесены изменения в оба свидетельства на право собственности (ее и архивную копию). Вместо 1010 кв.м исправили на 1530 кв.м. В администрации выдали 2 Постановления и сказали отнести их в БТИ и налоговую. Что Гончарова и сделала.

«Непонятки» начались в 1998 году, когда Гончарова решила продать земельный участок с находившемся уже на нем домом.

«В 1998 году я продала 1⁄2 часть дома с земельным участком в 0,285 кв.м на основании разрешения органов опеки Заокского района. Имеется акт согласования границ земельного участка, подписанный план участка главой поселка, Земельным комитетом и изготовленный геодезистом Сковородниковым. Сделка оформлена нотариусом и зарегистрирована Росреестром . На свидетельстве была сделана запись: что продано 0,285 кв.м.

В 1999 году, 6 апреля, я продала вторую половину дома с участком в 1245 кв.м, где так же на свидетельстве на право собственности нотариус написала: 1245 кв.м проданы по договору Савельевой. Мы сдали документы в Росреестр согласно описи, и мне была выдана расписка, в которой написано, что выдача документов, что сделка зарегистрирована Росреестром, будет 6 мая 1999 года.6 мая 1999г. мы с Савельевой пришли в Росреестр получить документ о том, что она стала собственницей 1⁄2 дома с земельным участком в 1245 кв.м, а мое право собственности на это имущество прекращено, но нам сказали, что наши документы находятся на особом контроле у главного регистратора Заокского Росреестра Барчукова В.И.

Барчуков В.И. в грубой форме сказал мне, что мои документы (Свидетельство на право собственности) чуть ли не фальшивые и что против меня надо воссоздать уголовное дело за мошенничество. В то же время я увидела, что на моем свидетельстве стоит штамп „Изъято в связи с прекращением права“, номер регистрационной сделки, дата, и что именно Барчуков сам лично сделал нам регистрацию, там была его роспись. Я попросила его прокомментировать эту запись, он отказался, на моих глазах перечеркнул эту запись и отказался вернуть мне документы. Уже зарегистрированную сделку пытался отменить, а точнее отменил на наших глазах.

Таким образом, сделку по 1⁄2 дома зарегистрировал, а землю нет, оставив ее у меня. Таким образом, Савельева стала собственницей дома, который стоял на моей земле. Сделка по дому была зарегистрирована незаконно», — поясняет Людмила Гончарова.

Она обратилась в Заокскую прокуратуру, где было написано заявление. Там посоветовали написать в суд, что она и сделала. Прокурор Рудаков ходил с Гончаровой в Росреестр и забрал там ее заявление на право собственности на землю.

«Так оно оказалось у меня. И тогда я вспомнила, что где-то за неделю до 5 мая ко мне приехал главный архитектор Заокского района Степан Сайгашкин, который в очередной раз предложил продать ему 1⁄2 часть моего дома с земельным участком. Я сказала, что уже продала и документы с регистрации скоро получу. Он уехал, но пообещал мне проблемы, если я ему не продам, сказал, что я имею право в течение года после продажи сделку расторгнуть, и если я это сделаю, он мне заплатит на 1000 долларов больше. Он и раньше предлагал мне поменять мой дом по ул. 3й проезд, дом 1 на его две квартиры, потом на его дома, которые все были без документов, сказав, что документы на них сделает потом.

Получив отказ в регистрации, Савельева стала требовать расторжения договора на землю и возврата денег.

И тут второй раз появляется Сайгашкин и начинает говорить, что только он может решить мою проблему, что он, выкупив у меня землю, сделает перерегистрацию на себя, вдобавок купит у меня и второй участок за 80000 рублей, со словами:» Что вы держитесь за эту землю, у вас муж болеет, а так вы, получив от меня деньги за оба участка, сможете полечить своего мужа в Москве за деньги». А тут еще Савельева стала настойчиво требовать деньги за землю«, — рассказывает Людмила.

Людмила, после долгих уговоров, заключила с Сайгашкиным договор на листочке в клеточку в одном экземпляре. Где написала, что продает ему земельный участок мерою в 1245 кв.м, за 30000 рублей. Договор в простой письменной форме, нотариально незаверенный. На тот момент уже был нотариально заверенный Договор купли-продажи с Савельевой, но это его не смутило.

«Я получила 30000 рублей и часть отдала Савельевой, предварительно расторгнув договор купли-продажи с ней.

В назначенный день я пришла к нотариусу Самойловой, чтобы заключить 2 договора с Сайгашкиным — один на 1245 кв.м, по адресу ул. 3й проезд, дом 1, а второй — на на 40 соток за 80000 рублей и на следующий день везти мужа в институт лечиться.

Но вместо Сайгашкина С.М., с которым вели все переговоры и договоренности, за стол ко мне садится его жена — Сайгашкина Н.Г. и говорит, что они не хотят покупать у меня 1245 кв.м, а только 725 кв.м и показывает план земельного участка, который принесла с собой не на 1245 кв.м, а на 725 кв.м (справку на мое имя, кто только им выдал эти документы, ведь они выдаются земельным комитетом лично собственнику), где написано, что стоит мой участок 8400 рублей, а поэтому верните нам излишне уплаченные деньги.

Я стала возражать, вмешалась нотариус и тут выясняется, что земля под этой частью дома и фактически площадь участка не 725 кв.м, а 825 кв.м. И тут нотариус стала возражать, почему так составлен план, отказалась его узаконивать договор купли-продажи на условиях Сайгашкина заключать отказалась, пока мы не договоримся между собой.

Отказалась она и заключать договор купли-продажи между мной и Сайгашкиным на 40 соток за 80000 рублей, так как Сайгашкины и не собирались его покупать у меня. Они меня обманули, заманили меня этими деньгами, чтобы я пришла на сделку. Сайгашкина Н.Г. стала кричать на нотариуса и требовать, чтобы она заключила сделку на 725 кв.м, за что нотариус выгнала их из кабинета.

Но они не просто ушли, а забрали все мои документы, в том числе мой паспорт», — поясняет Гончарова.

Нотариус посоветовала Гончаровой написать заявление в милицию. Указав, что в ее кабинете были украдены документы и паспорт Людмилы. Что та и сделала. Нотариус тоже писала заявление. И через несколько дней нотариус вернул Гончаровой украденные документы (планы земельных участков). Сказав, что вместе с милицией уговаривала Сайгашкиных вернуть документы, но те отказались. И только после того, когда в милиции обещали возбудить уголовное дело против них за кражу, отдали. Но паспорт тогда Гончаровой не отдали. И только спустя месяц, подкинули его в Сбербанк.

Сайгашкин подал на Людмилу Гончарову в суд. А тот, несмотря на то что у Людмилы имеются все необходимые документы, подтверждающие законность сделки, принял решение не в ее пользу.

«В суд Сайгашкин предоставил незаконно добытые им копии документов, от меня судья Никитина не захотела принимать мои правоустанавливающие документы и запретила принимать их своим сотрудникам. В конце 1999 года наложила арест на мои участки и только в 2001 году началось движение, а именно, вынесла решение не в мою пользу, а в пользу Сайгашкина. Не на одном судебном заседании я не была.

Я жаловалась на судью, что она долго не разбирает дело на Сайгашкина в прокуратуру. Прокуратура послала мои заявления в милицию, а начальник Цеванян грозился возбудить против меня уголовное дело за клевету на законопослушного гражданина Сайгашкина, говоря при этом мне, что судья Никитина берет взятки, поэтому он с ней не дружит.

Мною была написана Кассационная жалоба на решение суда от 11 октября 2001г, а Сайгашкин написал возражение, что мое решение суда справедливо и не подлежит рассмотрению вновь по моей кассации. Так мне вернули кассационную жалобу. Перед написанием Кассационной жалобы я знакомилась с делом, там было всего 23 листа, не было протокола судебного заседания. Секретарь сказала, что не знает, что писать, ждет слова судьи. Не было решений суда, и я сделала запись: „Ознакомилась до 23 листа“», — продолжает рассказ Людмила Гончарова.

За защитой своих нарушенных прав Людмила обращалась во всевозможные инстанции на протяжении многих лет. Начиная с 1999 года и по сей день. Она обращалась в прокуратуру Заокского района, Тульскую областную прокуратуру. Просила вернуть ее собственность, исполнить Федеральный закон от 05.05.1992г. Но везде получала либо отписки, либо отказ.

Наступили 2000-е. Как развивались события в эти годы читайте в нашем следующем материале. Продолжение следует…

Игорь Глуховский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *