И в итоге снова пшик. Для кого чиновники берегут гнилье?

НАУКА, РАЗНОЕ, ЭКОНОМИКА

Надлежит законы и указы явно писать, чтоб их не перетолковать. Правды в людях мало, а коварства много. Под них такие же подкопы чинят, как и под фортецию.

Петр I Великий

Без малого уже год прошел с того момента, когда Государственная Дума приняла изменения в статью 32 Лесного кодекса Российской Федерации. С 1 января 2019 года, валежник отнесен к «недревесным лесным ресурсам, заготовку которых граждане могут осуществлять бесплатно для собственных нужд». Год – солидный срок, дающий возможность говорить о предварительном подведении итогов, а они, к сожалению, неутешительные.

Изначально приснопамятный закон, казалось бы, был призван послужить сразу нескольким благим целям. Например, решить проблемы с отоплением домов малообеспеченных слоев сельского населения  —  в районах,  где по каким-либо причинам отсутствует пока газификация (а  таких у нас в сельской местности 40,6%), а так же решить давно наболевший вопрос с санитарным и пожароопасным состоянием наших лесов.  Но, как всегда, вместо того, чтобы придать закону завершенный вид и обеспечить его правильную работу на территории страны – регламентационную конкретику отдали на откуп местным властям. И началось, зацвела майским одуванчиком в регионах махровая «угрюм-бурчеевщина». Конечно, ведь вместо того, чтобы рационально регулировать какой-либо процесс, куда как проще «запретить» и «не допущать»…

Изначально приснопамятный закон, казалось бы, был призван послужить сразу нескольким благим целям. Например, решить проблемы с отоплением домов малообеспеченных слоев сельского населения  —  в районах,  где по каким-либо причинам отсутствует пока газификация (а  таких у нас в сельской местности 40,6%), а так же решить давно наболевший вопрос с санитарным и пожароопасным состоянием наших лесов.  Но, как всегда, вместо того, чтобы придать закону завершенный вид и обеспечить его правильную работу на территории страны – регламентационную конкретику отдали на откуп местным властям. И началось, зацвела майским одуванчиком в регионах махровая «угрюм-бурчеевщина». Конечно, ведь вместо того, чтобы рационально регулировать какой-либо процесс, куда как проще «запретить» и «не допущать»…

Год прошел – а воз и ныне там                             
Как к таким без бензопилы подступишься?

 

 

 

 

 

 

 

 

Так, в ряде субъектов РФ (напр. Тульская обл.) местные депутаты додумались до полного запрета на использование при сборе валежника режущего инструмента. Спрашивается, тогда каким образом подготовить к транспортировке «остаток ствола дерева, лежащий на земле и имеющий признаки естественного отмирания» (формулировка законодательного определения), если этот «остаток» длиной метров 10 и весом под 300 кг, ощетинившийся ветками толщиной в руку? Зубами грызть, или всей деревней каратэ изучать?

Другой пример — Калужская область, тут хотя бы ручной инструмент разрешили. Но поводов радоваться все равно немного, ножовкой много не напилишь, т.к. потребность в дровах для отопления небольшого деревенского дома примерно 0,25 м3/сутки, и это еще не при самых сильных морозах. А бензопила все равно вне закона, т.к. согласно определению ГОСТ 23004-78 является механизированным ручным устройством, и к ручному инструменту не относится.  Чего боимся, господа чиновники? Что под видом заготовки валежника начнется промышленная рубка? Так проще ограничить применяемый инструмент по характеристикам, к примеру, мощностью не более 1,5 Квт с длиной шины не более 300 мм. Для заготовки дров такая пила вполне подойдет, а чтобы работать ей в промышленных масштабах, без ущерба для здоровья, надо обладать физическими параметрами и работоспособностью как минимум Терминатора.

Еще один запрет на использование механической транспортной техники при сборе валежника. Под это определение, при желании, можно подогнать все, кроме разве что велосипеда и гужевых повозок.  Снегоход, квадроцикл и даже мотоблок с прицепной тележкой. Можно же как-то регламентировать и этот вопрос, классифицировать: по грузоподъемности, виду, категории техники, выработать правила её использования, чтобы не наносить вред природе. А то получается – по лесу гонять на том же «квадрике» – пожалуйста, а вот на мотоблоке пару пеньков трухлявых привезти – подсудное дело. Что же теперь – для поездок за дровами упряжку ездовых собак держать или лошадь? Лошадь тоже тепло любит, а с ручной тележкой за необходимым для отопления количеством надо мотаться едва ли не каждый час, и не по одному разу. Кстати, а в чем принципиальная техническая разница по воздействию на лесной надпочвенный слой между гужевой телегой и прицепной тележкой к мотоблоку?

Ну а пока иллюзионисты в кабинетах изощряются в законодательных фокусах — мы теряем лес. Гниющие лесные завалы и буреломы служат прекрасным рассадником для всевозможных  вредителей – короеда-типографа, шашеля, усача соснового и прочих фитопатогенных лесных организмов.

Работа короеда-типографа.
Древесина, уничтоженная короедом.

 

 

Причем означенные вредители, одними лежащими деревьями не ограничиваются. В течении месяца-двух, в теплое время года, от пораженного дерева заражается большинство хвойных «сородичей» в радиусе до 100 м и более.  А при благоприятных погодных условиях (жара и сушь) и появлении достаточного количества ветровальных деревьев тот же короед — типограф успевает произвести до 2-х а то и 3-х генераций за сезон, и тогда очаги поражения плотностью 10-15 тыс. шт./га развиваются во вспышку настоящей эпидемии плотностью 40-45 тыс.шт./ га (к.б.н. Маслов А. Д., ВНИИЛМ, 2010). Таким образом, наилучшей мерой борьбы с бедствием, согласно исследованиям того же А. Д. Маслова, является ликвидация буреломов, ветровалов и прочих очагов древесного захламления лесов. А пока господа чиновники ретиво оберегают лес от страшного селянина с топором, короед как Мальчиш — Плохиш, жрет да радуется и молчаливо одобряет их действия, нанося лесному фонду урон, превосходящий в десятки раз по масштабам гипотетический урон от самого злостного и повального браконьерства.

 

Но не только биологической опасностью экосистеме лесов угрожает скопившийся древесный хлам. Самый страшный враг леса был, есть и остается — пожар. Все мы помним засушливое лето 2010 года, когда повсеместно в Центральном регионе полыхали леса. Тысячи и тысячи кубометров сухой древесины, потерянной как деловая, но ещё способной отлично гореть, относительно равномерно распределены по площади наших лесов, как будто рукой умелого диверсанта.  Да никакой диверсант, собственно, и не нужен. Достаточно молнии, ударившей в верхушку сухой «жаровой» ели, находящейся достаточно близко от очередного завала и – получите и распишитесь. Да что там молния – при определенных условиях обеспечить должный оптический эффект, сфокусировав солнечный свет, может даже крупная капля росы! Так может быть, пусть лучше эта древесина сгорит себе мирно в печах, очагах, каменках и отопительных котлах, принося пользу людям? А не бушуя страшным огненным ураганом, спекая землю и уничтожая все живое на территории в несколько сот гектар, нанося ущерб в миллиарды рублей?

Ветровал – пища не только для вредителей, но и огня.

Что же мы имеем , как говорится, «в сухом остатке»? В результате бездумного охранительства, косности, а порой и откровенного самодурства регионального чиновничества — столь нужный внушительной части нашего общества и необходимый  для оздоровления неблагоприятной экологической ситуации —  закон не работает. Не работает в основном потому, что запуганный и дезориентированный непонятными в большинстве своем ограничениями народ, не имея физической возможности соблюсти все, в том числе и самые абсурдные требования, просто не идет в лес за разрешенным ему валежником, опасаясь в отношении себя применения разнообразных карательных мер. Что, учитывая сложившуюся в нашем обществе тенденцию к произволу и коррупции со стороны «властей предержащих» не так уж и маловероятно.

Остается только по-человечески посочувствовать и выразить нашу поддержку  депутату Государственной Думы, председателю Комитета по природным ресурсам Николаю Петровичу Николаеву, чью нужную и полезную инициативу разномастные региональные «Угрюм-Бурчеевы» своим, как писал М.Е. Салтыков-Щедрин, «…идиотством, не нашедшим себе границ» превратили в очередной законодательный пшик.

Автор: АЛЕКСЕЙ МОСКВИН.

 

 

Добавить комментарий