Корейская победа Ивана Кожедуба

РАЗНОЕ

Свой воинский долг советским солдатам и офицерам приходилось выполнять не только в Афганистане. Не одна «горячая точка» была в мире и в то время. И всегда наши воины проходили через горнило конфликтов показывая пример мужества и самоотверженности.

Перенесемся ненадолго в 50-е годы 20-го века. Совсем недавно закончилась Вторая Мировая война. И, казалось бы, мир должен был отдохнуть от треска пулеметных очередей и взрывов снарядов. Но не получалось этого. В те годы свои жертвы начала собирать еще одна война. Которую все привыкли называть «Корейской».

«Корейской войной 1950-1953 годов принято называть локальный военный конфликт между двумя противоборствующими частями некогда одной страны, которая разделилась после Второй мировой войны на Южную и Северную Корею. На самом деле это была опосредованная война, которую руками корейского народа вели две военно-политические системы — „советская“ и „американская“. Прокоммунистическую Северную Корею поддерживали СССР и Китай, участие которых в этом конфликте было неофициальным. Этот военный конфликт, случившийся более полувека назад, официально так и не закончен, поскольку об окончании его заявлений не поступало. А противостояние между двумя Кореями продолжается и в наши дни. В этой войне обе стороны понесли огромные людские потери: среди воевавших на стороне Северной Кореи было убито и ранено более 1,5 миллиона человек, среди них около 900 тысяч китайцев. Потери южан достигли почти миллиона человек, более 150 тысяч из которых были американцами. Потери среди мирного населения Корейского полуострова достигли порядка 3 миллионов человек».

Как все начиналось? До 1950-го года советские и американские войска покинули территорию полуострова, оставив там не только боевую технику, но и своих военных советников. Стычки вдоль линии разграничения двух Корей происходили регулярно, и ситуация оставалась крайне напряженной пока 25 июня 1950 года не переросла в вооруженный конфликт, который начался с неожиданного наступления северокорейских войск. 27 июня 1950 американские военно-воздушные и военно-морские силы, а 1 июля сухопутные войска прибыли для участия в Корейской войне. Кроме США в боевые действия вступили воинские формирования еще 16 государств. В начале боевых действий военная удача была на стороне Северокорейских войск. Им удалось обратить в бегство южнокорейские войска вместе с миротворческими силами. Северяне успешно повели военные операции в районе Сувона, Сеула, Накгогана, Тэджона и Пусана и в результате оккупировали большую часть южнокорейской территории. Войска противника оказались прижаты к морю в районе порта Пусан. Верховный главнокомандующий миротворческими войсками в Корее генерал Дугпас Макартур не только сумел грамотно организовать оборону порта Пусан, но и осуществил контрнаступление с высадкой американского десанта в порту Инчхон. 15 сентября Инчхон был взят, а объединенные силы миротворцев ООН и южнокорейской армии успешно двигаясь вперед, отвоевали ранее потерянные территории. Северокорейские войска оказались отброшены до самой границы с Китаем. А это значило, что вся территория Корейского полуострова может оказаться оккупирована американскими и южнокорейскими силами.

Чтобы не допустить такого развития событий, Советский Союз и Китай приняли решение прийти на помощь своему союзнику. И уже к началу ноября китайские войска (их называли «китайскими народными добровольцами») и советские истребители МИГ-15 оказались на территории Кореи. До января 1951 года военные действия шли с переменным успехом, но ни одна сторона не добилась существенных результатов. К июлю 1951-го года войска противников заняли позиции приблизительно по 38 параллели, то есть оказались там, где и начиналась война год назад. В июле 1951 года противники заговорили о перемирии. Хотя переговоры и начались, но боевые действия все также продолжались. Теперь боевые действия переместились в воздух, где соперничали американские и советские пилоты.

12 апреля 1951-го года в небе Кореи произошло крупное по масштабам той войны сражение между русскими лётчиками и американскими пилотами. Командование поставило перед американцами задачу уничтожить железнодорожный мост, являющийся стратегическим объектом (через реку Ялуцзян у города Синыйджу. Этот мост соединяет Китай с Кореей, и по нему шёл непрерывный поток грузов и подкреплений в КНДР.), а также — аэродром, который прикрывал этот мост от налетов авиации. На этом аэродроме базировалась авиационная дивизия трижды героя Советского Союза Ивана Кожедуба, которая к тому времени пока еще не была полностью укомплектована самолётами.

«В Корейской войне прославленный советский ас Иван Никитович Кожедуб командовал 324-й истребительной авиадивизией. Советский Союз тщательно скрывали участие в той войне. Летчики ходили в форме НОАК, фотографий в личных документах не было. Их даже заставили изучать китайский язык, чтобы радиопереговоры они вели в воздухе на-китайском. Официальный псевдоним Кожедуба в Корейской войне-Крылов, но летчик шутил, что на десять месяцев он стал Ли Си Цином. Для американцев не было секретом, что же это за „китайцы“ воюют против них, но предпочитали об этом помалкивать. У них не было неопровержимых доказательств. Дивизия под командованием Кожедуба в боях в небе Северной Кореи сбила 215 вражеских самолетов, потеряла 52 МиГа. Домой не вернулись десять летчиков. По некоторым данным, сам Кожедуб за время корейской командировки, то есть за десять месяцев, сбил 17 американских самолетов. Однако документальных подтверждений этому нет».

В том воздушном налёте участвовали не только американцы. Так называемые «миротворцы» были представлены австралийцами, новозеландцами, турками и представителями армий Западной Европы. В ударную группу тогда вошли «летающие крепости» «В-29», самолеты именно этой марки использовались при бомбардировках японских городов Хиросимы и Нагасаки. Их прикрывала очень мощная группа прикрытия в количестве 80-ти истребителей «F-86 „Sabre“», самых современных на тот период времени. Вся эта воздушная армада двинулась в сторону нашего аэродрома. По воспоминаниям очевидцев, «около девяти утра были замечены первые самолёты, которые не стали вступать в контакт с вышедшими на перехват МиГами. Однако через 50 минут была засечена „коробка“ сразу из 20 самолётов, затем ещё одна, а в 10 утра — третья. Стало ясно, что это не рядовой налёт». Иван Кожедуб оставил пару самолётов прикрытия на аэродроме и поднял по тревоге наших летчиков асов, прошедших самое пекло Великой Отечественной войны. Началось самое грандиозное воздушное сражение за все время Корейской войны.

В 10:10 капитан Лев Иванов обошёл передовое звено истребителей эскорта и сверху обрушился на первый В-29. Атака велась на огромной скорости, стрелки бомбардировщика не смогли противопоставить ему ничего. Убедившись, что атакующая группа засветилась целиком, Кожедуб бросил на бомбардировщики все силы своей дивизии. Так начался один из самых известных воздушных боёв корейской войны. Как проходил этот бой можно представить по воспоминаниям участников той войны:

«Одну из «крепостей» решетят едва ли не в рукопашной: капитан Назаркин сближается на сто метров и загоняет несколько очередей из пушки прямо в пилотскую кабину. В эфире царит дикая неразбериха: какофония на русском и английском едва позволяет разбирать команды. Однако русские на удивление быстро ориентируются: например, эскадрилья капитана Шеламонова не находит истребителей, которые была отправлена перехватывать, — и тут же переориентируется на бомберы. Что советским истребителям успешно привили за годы Великой Отечественной и последующее время боевой подготовки — так это инстинкты хищников: оказавшись вне боя, никто не начинал кружить, ожидая новых приказов, — лётчики непрерывно искали противника и чрезвычайно цепко висли на хвосте у «крепостей».

В ожесточенном сражении советские воздушные асы нанесли сокрушительное поражение американским летчикам. 10 уничтоженных «суперфортрессов», повреждения разной степени тяжести получили ещё 19 «воздушных крепостей». Многие вышедшие из боя американские самолёты вернулись с убитыми и ранеными на борту, в некоторых оставалось только по 4–5 здоровых авиаторов из всего экипажа. Всего погибло, пропало без вести или очутилось в плену как минимум 40 американских авиаторов. Наши вышли из этого боя без потерь — лишь несколько повреждённых самолётов, которые потом благополучно приземлились на наш аэродром. С тех пор в Америке, зачастую, 12 апреля ассоциируется как «черный четверг американских ВВС».

Виктор Ульянов, Игорь Глуховский

Добавить комментарий