«Фемида» с ограниченными возможностями: последствия перенесенного коронавируса

РАССЛЕДОВАНИЯ

Правда о локдауне 2020 года из зала суда

 

Юрист Дмитрий Ломакин в зале суда.    Фото: Игорь Глуховский / «РР в Астрахани»
То, что обнажилось при рассмотрении дела, вне всяких сомнений касается всех регионов РФ. Да, подобные преценденты были и в столице. Но в Москве пройти столько судебных инстанций и вскрыть очень неприятные для власти моменты посадки граждан на карантин, было практически невозможно, а в Астрахани это получилось. Пока с марта 2020 г. все тихо возмущались самоизоляцией на своих кухнях, в Астрахани проходит очень интересный и длительный судебный процесс. На нем ни много ни мало оспаривается законность постановления властей Астраханской области от марта 2020 года о введении режима «самоизоляции». Череда судебных процессов длится уже почти целый год. 31 марта 2021 г., то есть спустя ровно год после введения локдауна из-за COVID-19, состоялось апелляционное заседание Астраханского областного суда. С одной стороны — решения о неправомерности введения «рекомендуемо-обязательных» мер самоизоляции суды не приняли, но впереди ещё суд кассационной инстанции. Даже при этом условии можно смело говорить, что ведущий эту судебную тяжбу астраханский юрист Дмитрий Ломакин искомого результата все-таки добился. Но, обо всём по порядку.

При реальной независимости судей их вердикты имели бы совсем другой характер

31 марта 2021 г. судебная коллегия Астраханского областного суда, не задав ни одного вопроса сторонам по делу по существу спора, оставила в силе решение Советского районного суда г. Астрахани об отказе в удовлетворении административного иска к Главному государственному санитарному врачу и Управлению Роспотребнадзора по Астраханской области о признании незаконными действий Главного государственного санитарного врача по Астраханской области Носковой Л. Н. по локализации и ликвидации возникшего очага заболевания (COVID-19) в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области и признании незаконным «Предложения Главного государственного санитарного врача по Астраханской области о введении ограничительных мероприятий (карантина)» от 30.03.2020 г. № 2, на основании которого Губернатором Астраханской области 30.03.2020 г. был введен карантин.
Мы не называем фамилии судей, потому что их изображали люди в черных мантиях и масках (это касается как суда первой, так и апелляционной инстанций), как видится по прошествии всего этого времени, не имеющие права выражать своего мнения (не говоря уже о том, чтобы вести процесс должным образом — как показали сами прошедшие заседания), а тем более выносить решение фактически против ВОЗ, поскольку в соответствии с санитарно-эпидемиологическими правилами «Санитарная охрана территории Российской Федерации. СП 3.4.2318-08», Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) является Координатором по Международным медико-санитарным правилам (ММСП) (2005 г.) в Российской Федерации и осуществляет связь с Европейским региональным бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которое является для Российской Федерации Координатором ВОЗ по ММСП, для взаимного обмена экстренной информацией, касающейся Чрезвычайных ситуаций и применения ММСП на территории Российской Федерации.
Учитывая, что судебная система является составной частью единой системы публичной власти (теперь уже в соответствии с Конституцией, благодаря поправкам) и находится в состоянии, по мнению многих, близком к агонии, других решений от суда никто и не ожидал. Задача административных истцов состояла в том, чтобы выяснить действительную санитарно-эпидемиологическую обстановку на территории Астраханской области на дату введения карантина с всеобщей самоизоляцией здорового населения, реальную угрозу здоровью людей, источник появления инфекции на территории Астраханской области и правомерность действий Роспотребнадзора по введению карантина.
Оговоримся, что указанные цели полностью достигнуты, получены доказательства внесения Главным государственным санитарным врачом по Астраханской области в Правительство АО «Предложения о введении ограничительных мероприятий (карантина)», содержащего недостоверные сведения, повлекшие для населения Астраханской области крайне неблагоприятные последствия в результате обязательной «самоизоляции», заверенные Управлением Роспотребнадзора по АО копии подтверждающих установленные факты документов имеются в наличии. Жаль, что их не хотят замечать только «люди в черном», заседающие в судах. Теперь подробно и последовательно о том, как это было.
Напомним, что карантин был введен на территории Астраханской области и ещё на территории 14 субъектов РФ, включая Москву и Московскую область 30 марта 2020 г. Удивительным образом везде одновременно были обнаружены очаги заражения новой коронавирусной инфекцией Covid-19! Естественно, ущемление прав на свободное передвижение и иные ограничения свобод, связанные с введением так называемой самоизоляции, возмутили активных граждан. И уже 20 апреля 2020 года в Астраханский областной суд был заявлен коллективный административный иск о признании недействующими отдельных нормативных правовых актов Губернатора и Правительства АО о запрете на свободное передвижение граждан, специальных пропусках, а также покидать места проживания, к которому в итоге присоединились более 30 человек.
В ходе его рассмотрения было установлено, что инициатором введения карантина на территории всей Астраханской области была Главный государственный санитарный врач по Астраханской области Носкова Л. Н., направившая в Правительство Астраханской области «Предложение Главного государственного санитарного врача по Астраханской области о введении ограничительных мероприятий (карантина)» от 30.03.2020 г. № 2, которое, исходя из объяснений, данных в суде представителем, Губернатор и Правительство Астраханской области игнорировать не могли.
Поскольку само это «Предложение…» в нарушение действующего законодательства было засекречено, а на официальное обращение юриста Дмитрия Ломакина о предоставлении этого документа был получен ответ, из которого следует, что документ относится к межведомственной переписке и официальной публикации не подлежит, то получить его заверенную копию удалось только в суде. Поэтому большинству населения указанные в нём основания, причины введения карантина и самоизоляции до сих пор неизвестны. Прямо как какой-то план «Барбаросса» …
Как следует из этого «Предложения…», основанием для его внесения в Правительство АО послужили результаты анализа санитарно-эпидемиологической обстановки на территории Астраханской области. Было заявлено: поскольку с 26 по 30 марта 2020 г, среди населения Астраханской области выявлено семь положительных результатов исследований на коронавирусную инфекцию, два из которых были подтверждены в ФКУЗ «Противочумный центр» Роспотребнадзора (г. Москва). Дальнейшая мотивировка сводилась к тому, что в ходе санитарно-эпидемиологического расследования установлено, что очаг с подтвержденными случаями заболеваний сформировался в поселке Тальниковый Красноярского района Астраханской области. Как выявило журналистское расследование, длившееся весь период судебной тяжбы, данные утверждения можно легко поставить под сомнения.
В связи с этими сомнениями, государственному санитарному врачу и Управлению Роспотребнадзора по Астраханской области был заявлен аналогичный иск о признании его действий на тот период незаконными. Впоследствии этот иск был поддержан ещё одним административным истцом. Иски были объединены и рассматривались совместно с коллективным иском к Губернатору и Правительству АО. Однако этот коллективный иск вместе с исками к Главному государственному санитарному врачу, разумеется, были оставлены судом без удовлетворения. В ходе судебных заседаний постановлением Третьего апелляционного суда общей юрисдикции (г. Сочи) решение Астраханского областного суда в части исковых требований к Главному государственному санитарному врачу и Управлению Роспотребнадзора по Астраханской области было отменено и направлено на рассмотрение в Советский районный суд г. Астрахани в соответствии с правилами подсудности (то есть изначально Астраханский областной суд рассматривал эти требования с нарушением правил подсудности). Но именно здесь и начинается самое интересное.

Тайное всегда становится явным

До этого момента, в подтверждение возникновения в период с 26.03.2020 г. по 30.03.2020 г. очага с подтвержденными случаями заболеваний, выявления семи положительных результатов исследований на коронавирусную инфекцию в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области и наличия оснований для внесения «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина) в Правительство Астраханской области, а также законности совершения оспариваемых действий по локализации и ликвидации возникшего очага заболевания в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области, проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, повлекшие введение ограничительных мероприятий (карантина) на всей территории Астраханской области Управлением Роспотребнадзора по АО были представлены лишь два документа, имеющие признаки доказательств: сначала было представлено Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 28.04.2020 г. № 11-02, а позже Роспотребнадзор представил Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 27.03.2020 г. № 11-02/96.

Тайное всегда становится явным

До этого момента, в подтверждение возникновения в период с 26.03.2020 г. по 30.03.2020 г. очага с подтвержденными случаями заболеваний, выявления семи положительных результатов исследований на коронавирусную инфекцию в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области и наличия оснований для внесения «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина) в Правительство Астраханской области, а также законности совершения оспариваемых действий по локализации и ликвидации возникшего очага заболевания в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области, проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, повлекшие введение ограничительных мероприятий (карантина) на всей территории Астраханской области Управлением Роспотребнадзора по АО были представлены лишь два документа, имеющие признаки доказательств: сначала было представлено Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 28.04.2020 г. № 11-02, а позже Роспотребнадзор представил Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 27.03.2020 г. № 11-02/96. Первое Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 28.04.2020 г. № 11-02 было приобщено к материалам дела по рассмотрению коллективного иска представителем Управления Роспотребнадзора в судебном заседании в Астраханском областном суде 27 апреля 2020 г., пояснившей на вопрос суда, что данное донесение — это результаты санитарно-эпидемиологического расследования отдела ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах, о чём свидетельствует протокол судебного заседания от 27 апреля 2020 г.
После того, как представителям Управления Роспотребнадзора стало понятно, что донесение от 28.04.2020 г. не могло быть получено Главным государственным санитарным врачом до 30.03.2020 г. и, соответственно не могло послужить основанием для внесения в Правительство АО «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении (карантина), Управлением Роспотребнадзора представлено второе аналогичное Донесение того же заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 27.03.2020 г. № 11-02/96, которое полностью повторяет предыдущее, за исключением последнего абзаца о проведении администрацией совещания по ЧС (видимо информацию о чрезвычайной ситуации Управление Роспотребнадзора посчитало необходимым исключить ввиду её абсурдности). Однако доказательств изготовления нового Донесения 27.03.2020 г. ответчиком не представлено (журнал регистрации таких документов, доказательства его направления в Управление Роспотребнадзора по Астраханской области, регистрации получения и т. п.).
В результате неоднократных ходатайств административных истцов и вынужденной просьбы суда (требованием это никак не назовёшь), спустя более полугода с начала судебных разбирательств (в октябре 2020 г.), Управление Роспотребнадзора по АО представило в качестве доказательства следующие документы (заверенные Управлением Роспотребнадзора копии которых, как и всех других, упомянутых в данной статье у нас имеются):

— «Акт эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи» — случая новой коронавирусной инфекции по семейному очагу в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области от 21.04.2020 г.

— Журнал учета инфекционной заболеваемости (Форма № 060-У) Красноярского отделения Филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области в Володарском и Красноярском районах».

— Журнал регистрации постановлений главного государственного санитарного врача по Астраханской области.

— Экстренные извещения об инфекционном заболевании, пищевом, остром профессиональном отравлении, необычной реакции на прививку в количестве 7 (семь) шт.

— Предписания заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах Е. В. Сучкова № 11-02/57 от 26.03.2020 г., № 11-02/58, № 11 −02/59, № 11-02/60, № 11 −02/61, № 11-02/63 от 27.03.2020 г.

Итак, для начала давайте обратим внимание на дату составления представленного в суд в октябре 2020 г. Акта эпидемиологического расследования — 21.04.2020 г.
Как указано выше, Управлением Роспотребнадзора в судебном заседании в Астраханском областном суде 27.04.2020 г., как результат санитарно-эпидемиологического расследования было представлено Донесение заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 28.04.2020 г. № 11-02. Других доказательств у Управления Роспотребнадзора на том момент не было! Очевидно, что если бы 27.04.2020 г. существовал Акт эпидемиологического расследования от 21.04.2020 г., то в судебное заседание 27.04.2020 г. был бы представлен именно он.
Кроме того, в «Акте эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи» — случая, новой коронавирусной инфекции по семейному очагу в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области от 21.04.2020 г. указан «период времени, в течение которого наблюдалась ситуация» — с 26.10.2020 г. по 27.10.2020 г. (один день), что свидетельствует о его изготовлении в октябре 2020 г. Суд, разумеется (а чего мы еще могли ожидать от «независимых людей в мантиях»?), счёл это «опечаткой, не влияющей на его содержание», но поскольку Акт был представлен именно в октябре 2020 г., то опечатка очень информативная, свидетельствующая о том, что акт составлялся именно в октябре 2020 г.
К сведению, согласно п. 4 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 21.10.2010 г. № 133 «Об оптимизации противоэпидемической работы и утверждении формы акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи», акт эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи составляется в течение 10-ти дней после завершения комплекса санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в очаге. То есть, 21.04.2020 г. очаг инфекционной (паразитарной) болезни в пос. Тальниковый Красноярского района Астраханской области был ликвидирован. Что это может значить? А означает сие, что с этой даты никакого коронавируса COVID-19 в этом населенном пункте нет. Таким образом, исходя из даты составления акта эпидемиологического расследования, с 21.04.2020 г. карантин в пос. Тальниковый должен был быть отменен.
Тем не менее, День Победы 9 мая 2020 г. жители пос. Тальниковый, как и всё население Астраханской области отмечали в самоизоляции. Остаётся открытым вопрос — почему?
В Акте эпидемиологического расследования содержится недостоверная информация о количестве пострадавших («4 чел., в том числе детей до 17-ти лет: 1 чел.»), поскольку, согласно информации оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области, размещенной на официальном сайте http://stopcovid-19.astrobl. ru/ 30.03.2020 г. в связи с поступлением уточненных данных из ФКУЗ «Противочумный центр» Роспотребнадзора (г. Москва) ранее условно подтвержденный диагноз «коронавирусная инфекция» у ребенка 2015 г. р. был снят.
Среди «семейного очага заболевания» ребенок такого возраста один — Е. С. А. 22.02.2015 г. р. (данные о лицах из «семейного очага», как сведения, относящиеся к персональным данным, обезличены), что следует из представленных административным ответчиком экстренных донесений и Журнала учета инфекционной заболеваемости (Форма № 060-У).
Также в Акте содержится недостоверная информация о симптомах заболеваний и числе лиц с тяжелыми и среднетяжелыми клиническими формами: «4 чел., средней тяжести форма».
Согласно общедоступной информации, размещенной на официальном сайте
Управления Роспотребнадзора по Астраханской области (http://30.rospotrebnadzor. ru/ и Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области http://stopcovid-19.astrobl. ru/),(распечатки с сайтов приобщены к делу в судебном заседании), «у госпитализированного жителя Красноярского района, прибывшего из Турции, у которого в ходе лабораторного обследования предварительный диагноз расценивается как положительный, клинических проявлений заболевания нет. Данный факт подтверждается также экстренным извещением об инфекционном заболевании от 23.03.2020 г., направленным врачом ГБУЗ АО «Областная инфекционная клиническая больница им. А. М. Ничоги» К., в графе «диагноз» которого указано «здоров».
Кроме того, по информации, размещенной на официальном сайте Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области 27.03.2020 г. (http://stopcovid-19.astrobl. ru) читаем: «у проживающих совместно супруги и матери первого заболевшего коронавирусом на территории Астраханской области тесты дали отрицательный результат». Между тем, об отрицательных результатах анализа у Е. С. А., а также у Е. А. З., полученных из ФКУЗ «Противочумный центр» Роспотребнадзора (г. Москва) в Акте не указано. Также не указано о результатах повторных анализов у других лиц из «семейного очага». Напомним, что в соответствии с «Предложением Главного государственного санитарного врача по Астраханской области о введении ограничительных мероприятий (карантина)» от 30.03.2020 г. № 2 было «выявлено» семь положительных результатов исследований на коронавирусную инфекцию, однако достоверно подтвердить наличие хотя бы одного реально заболевшего COVID-19 или хотя бы с подтвержденным в соответствии с пунктом 5.2 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 02.03.2020 г. № 5 диагнозом в ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора Управление Роспотребнадзора по АО так и не смогло. А значит, в соответствии с пунктом 5.2 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 02.03.2020 г. № 5 (ред. от 13.03.2020) «О дополнительных мерах по снижению рисков завоза и распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)» главные врачи федеральных бюджетных учреждений здравоохранения — центров гигиены и эпидемиологии в субъектах Российской Федерации обязаны обеспечить направление всех положительных и сомнительных результатов для подтверждения в Референс-центр по мониторингу за коронавирусными инфекционными болезнями, функционирующий на базе Федерального бюджетного учреждения науки Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор» Роспотребнадзора. Но, как установлено в ходе судебного разбирательства, направление положительных и сомнительных результатов для подтверждения осуществлялось в ФКУЗ «Противочумный центр» Роспотребнадзора (г. Москва) (в нарушение вышеуказанного Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 02.03.2020 г. № 5), что подтверждается информацией, размещенной на официальных сайтах Управления Роспотребнадзора по Астраханской области (http://30.rospotrebnadzor. ru/) и Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области (http://stopcovid-19.astrobl. ru/), (распечатки с сайтов приобщены к делу в судебном заседании), и, пояснениями представителей административного ответчика. Между тем, в Акте эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи от 21.04.2020 г. указана недостоверная информация о проведении исследований в лаборатории ФБУН ГНЦ ВБ «Вектор» Роспотребнадзора.
Привлечь к участию в деле в качестве заинтересованного лица либо соответчика Федеральное бюджетное учреждение здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» для выяснения причин нарушения Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 02.03.2020 г. № 5 суды обеих инстанций отказались.
Напомним, что обязанность по доказыванию оснований для принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемого действия (бездействия), если такие основания предусмотрены нормативными правовыми актами (пп. «в» п. 3 ч. 9 ст. 226 КАС РФ) и соответствие содержания оспариваемого решения, совершенного оспариваемого действия (бездействия) нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения возлагается на орган, организацию, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемые решения либо совершившие оспариваемые действия (бездействие).
Согласно п. 4 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 21.10.2010 г. № 133 «Об оптимизации противоэпидемической работы и утверждении формы акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 25.11.2010 г. № 19040) составление Акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи вменено в обязанности руководителей Управлений Роспотребнадзора по субъектам Российской Федерации. То есть Акт эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни должен быть составлен и подписан Главным государственным санитарным врачом по Астраханской области Носковой Л. Н., а не заместителем начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах Е. В. Сучковым.
Вышеуказанное, безусловно, свидетельствует о недостоверности Акта эпидемиологического расследования от 21.04.2020 г., а также о том, что он в силу ч. 1 ст. 61 Кодекса административного судопроизводства РФ является недопустимым доказательством.
Журнал учета инфекционной заболеваемости (Форма № 060-У) Красноярского отделения Филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области в Володарском и Красноярском районах» содержит недостоверную информацию, противоречащую экстренным извещениям об инфекционном заболевании, Донесениям заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 28.04.2020 г. и от 27.03.2020 г., пояснениям административного ответчика, и информации Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области. Поясняем: в Журнале зафиксирована дата первого обращения Е. В. Н. (отца «первого заболевшего») — 22.03.2020 г., то есть ещё до приезда самого «первого заболевшего» («нулевого»), у Е. С. А. неверно указан положительный результат анализа РНК (кроме того, не указано, что результат анализа на коронавирус). Об отрицательном результате анализа, полученном из ФКУЗ «Противочумный центр» Роспотребнадзора (г. Москва) в Журнале сведения отсутствуют.
Еще одно очень существенное (но не на взгляд судей) нарушение: неверно указан «РНК коронавируса» у Е. А. З. В Журнале указана дата первого обращения «первого заболевшего» («нулевого пациента») Е. А. В. — 27.03.2020 г., что противоречит экстренному извещению об инфекционном заболевании от 23.03.2020 г., направленному врачом ГБУЗ АО «Областная инфекционная клиническая больница им. А. М. Ничоги» К., а также указанной в «Акте эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи» дате лабораторного обследования Е. А. В. «нулевого» — 24.03.2020 г. Кроме того, в Журнале не указано о результатах повторных анализов у других лиц из «семейного очага». Таким образом можно сделать вывод, что имеющие основное значение графы в представленном административным ответчиком Журнале учета инфекционной заболеваемости не заполнены, а заполненные содержат противоречивую и недостоверную информацию. Соответственно, признать этот журнал достоверным доказательством никак нельзя.
По утверждению Дмитрия Ломакина, Журнал регистрации постановлений главного государственного санитарного врача по
Астраханской области имеет признаки подделки, поскольку в Журнале между пунктами 172 и 173 вырезаны листы, а дата вынесения постановления о введении ограничительных мероприятий в отношении ЦИВССМ не соответствует дате выявления заболевшего сотрудника, исходя из информации Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области. Экстренные извещения об инфекционном заболевании, пищевом, остром профессиональном отравлении, необычной реакции на прививку не содержат сведений о сообщивших и принявших извещения лицах и их подписей, регистрационных номеров в журналах учета инфекционной заболеваемости (Форма № 060-У) лечебных учреждений и ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» (СЭС). Кроме того, представители Управления Роспотребнадзора по Астраханской области сообщили суду о неполучении территориальным органом Роспотребнадзора экстренных извещений о регистрации случаев инфекционной болезни, в том числе в период с 23.03.2020 г. по 30.03.2020 г. от ГБУЗ АО «Красноярская РБ» и ГБУЗ АО «Областная инфекционная клиническая больница им. А. М. Ничоги». Это значит, что Управлению Роспотребнадзора в этот период не могло быть известно о появлении инфицированных лиц. Предписания заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах Е. В. Сучкова о санитарно-противоэпидемиологических мероприятиях в отношении конкретных лиц, вынесенные 26 и 27 марта 2020 г. не содержат отметок об их вручении, доказательства вручения или направления предписаний Управление Роспотребнадзора представить не смогло. В общем, эти предписания были изготовлены только для суда. Отсюда следует, что административными ответчиками (Главным государственным санитарным врачом и Управлением Роспотребнадзора по АО) не представлено ни одного достоверного и допустимого доказательства возникновения в период с 26.03.2020 г. по 30.03.2020 г. очага с подтвержденными случаями заболеваний COVID-19 в пос. Тальниковый Красноярского района и наличия оснований для принятия оспариваемого решения — внесения «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина) на всей территории Астраханской области в Правительство АО, а судом без какой-либо мотивировки было отказано в исключении из числа доказательств недостоверных, содержащих противоречивые сведения, изготовленных уже в ходе рассмотрения данного дела документов.

«Ничего не вижу, ничего не слышу»

Учитывая все вышеизложенное, вызывают недоумение вынесенные решения об оставлении исковых требований без удовлетворения. Административными ответчиками не представлено ни единого доказательства, подтверждающего хоть какое-то участие Управления Роспотребнадзора по Астраханской области и его руководителя в обеспечении качества проведения эпидемиологических расследований с установлением причинно-следственной связи в очаге инфекционной болезни и составлении акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни с установлением причинно-следственной связи, как того требует пункт 4 Постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 21.10.2010 г. № 133.
На вопрос административного истца о том, принимали ли участие в составлении Акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни от 21.04.2020 г. Управление Роспотребнадзора и Главный государственный санитарный врач по Астраханской области, представители Управления Роспотребнадзора отвечать отказались.
Однако суды все эти факты полностью проигнорировали, сославшись на опечатки. Но как можно назвать опечаткой составление Акта эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни ненадлежащим лицом, неподписанные никем экстренные извещения и не врученные никому предписания? Мне это непонятно.
Хочется особо сказать о данных в суде объяснениях представителями Управления Роспотребнадзора по Астраханской области, зафиксированных в протоколах судебных заседаний и записях аудиопротоколирования (за всё время рассмотрения дела представителей было трое, фамилии называть не буду, поскольку считаю, что разбираться с ними и их квалификацией должны по месту их трудовой деятельности). Приведу лишь их объяснения в судебном заседании 30.12.2020 г.: Пояснения представителя Роспотребнадзора Р. Н. В.: «Ведение документов тоже как бы в нашу компетенцию не входит. Мы не заполняем эти документы, есть организации, которые как бы отчитывались за это, и на основании этих данных и было, как бы вынесено Предложение на рассмотрение в Правительство нашим главным санитарным врачом».
И пояснения другого представителя Управления Роспотребнадзора по АО Б. Н. С.: «…данное Предложение вынесено руководителем нашей службы в связи с полученной информацией, как она получается, как заполнялись документы в ходе представления данной информации, мы не проверяем. То есть как бы, все вот эти вот журналы, что представлялись, что запрашивались, абсолютно каждый документ был и материал представлен, но на тот момент это был первый случай, как бы мы в возможном замешательстве, опять же тот же человеческий фактор, где-то были допущены ошибки, тот же бланк акта, возможно, он с прошлого года так и остался, просто бланк остался, эти даты не были исправлены. Поэтому как бы вот ссылаться на то, что всё неправильно, и мы должны были всё перепроверить, это не основание на предоставление всех документов» (л. д. 67, 68).
Вот представляете себе, что Управление Роспотребнадзора и Главный государственный санитарный врач по Астраханской области перед тем, как обратиться в Правительство АО с предложением о введении карантина, ничего не проверяли! Как была получена информация о «заболевших», насколько она является достоверной Управление Роспотребнадзора и Главный государственный санитарный врач не проверяли! У них возникло замешательство! В результате этого замешательства они отправили на карантин всю Астраханскую область без достаточных к тому оснований, а точнее, при полном отсутствии предусмотренных законодательством о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения оснований! Примечательно использование представителями Управления Роспотребнадзора по АО выражения «как бы». В одном абзаце это выражение двумя представителями использовано семь раз! Складывается впечатление, что они говорят о каких-то учебно-тренировочных занятиях, а не о мероприятиях, связанных с санитарно-эпидемиологическом благополучии населения.
Выходит, представители Управления Роспотребнадзора по АО хотят сказать, что Главный государственный санитарный врач по Астраханской области всю Астраханскую область, весь регион «закрыл» на карантин и посадил здоровых людей на самоизоляцию, прекратил работу предпринимателей, лишил население свободы передвижения с подачи заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах Е. В. Сучкова без проверки полученной информации. Вот только оба его «Донесения…» появились после 27 апреля 2020 г. и не могли послужить основанием для внесения в Правительство Астраханской области «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина).

Точку пока ставить рано

Постановления суда апелляционной инстанции — Астраханского областного суда, вынесенного 31.03.2021 г. (спустя ровно год после введения карантина) мы пока не получили, но думаю, что мотивы отказа будут такими же, как и у суда первой инстанции — объявленная ВОЗ пандемия, внесение Правительством РФ COVID-19 в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, допущенные опечатки.
Ни то, ни другое, ни третье, основаниями для освобождения Управления Роспотребнадзора и Главного государственного санитарного врача по Астраханской области от доказывания законности своих действий и от ответственности за незаконные действия не является.
Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, содержит в себе такие заболевания как туберкулёз, гепатиты В и С, ВИЧ, дифтерия и др. Почему — то их наличие в этом перечне не является основанием для введения карантина, поскольку он, в таком случае, был бы постоянным. А код заболевания коронавирусной инфекции (2019-nCoV) по международной классификации болезней МКБ-10 кроме короновирусной инфекции неуточненной содержит в пункте В34 ещё шесть наименований вирусов.
Что касается объявленной ВОЗ пандемии, то пандемии объявлялись не один раз, к примеру, пандемия Азиатского гриппа (штамм Н2N2) в 1957-1968 гг., Гонконгского гриппа (штамм H3N2) в 1968-1969 гг., Свиного гриппа (штамм A/H1N1) в 2009-2010 гг., наконец треть населения Земли инфицирована палочкой Коха (туберкулёз), и каждую секунду кто-нибудь ею заражается (информация Википедии). Мы же не находились и не находимся на карантине по этим причинам! Кстати ВОЗ тогда не рекомендовало ограничивать перемещения людей, а также организовывать карантинный контроль в пунктах прибытия, поскольку данные меры являются неэффективными и экономически нецелесообразными. Результаты известны — пандемия свиней оказалась фиктивной и быстро закончилась.
Но поскольку суд у нас, как видится, «не имеет признаков независимости» и по факту является чиновничьим аппаратом, признать незаконными действия Управления Роспотребнадзора и Главного государственного санитарного врача он не может, тем более что это неизбежно повлечёт признание незаконности нормативных правовых актов Губернатора и Правительства АО о запрете на свободное передвижение граждан, специальных пропусках, а также покидать места проживания, принятых на основании «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина).

Точку пока ставить рано

Постановления суда апелляционной инстанции — Астраханского областного суда, вынесенного 31.03.2021 г. (спустя ровно год после введения карантина) мы пока не получили, но думаю, что мотивы отказа будут такими же, как и у суда первой инстанции — объявленная ВОЗ пандемия, внесение Правительством РФ COVID-19 в перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, допущенные опечатки.
Ни то, ни другое, ни третье, основаниями для освобождения Управления Роспотребнадзора и Главного государственного санитарного врача по Астраханской области от доказывания законности своих действий и от ответственности за незаконные действия не является.
Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, содержит в себе такие заболевания как туберкулёз, гепатиты В и С, ВИЧ, дифтерия и др. Почему — то их наличие в этом перечне не является основанием для введения карантина, поскольку он, в таком случае, был бы постоянным. А код заболевания коронавирусной инфекции (2019-nCoV) по международной классификации болезней МКБ-10 кроме короновирусной инфекции неуточненной содержит в пункте В34 ещё шесть наименований вирусов.
Что касается объявленной ВОЗ пандемии, то пандемии объявлялись не один раз, к примеру, пандемия Азиатского гриппа (штамм Н2N2) в 1957-1968 гг., Гонконгского гриппа (штамм H3N2) в 1968-1969 гг., Свиного гриппа (штамм A/H1N1) в 2009-2010 гг., наконец треть населения Земли инфицирована палочкой Коха (туберкулёз), и каждую секунду кто-нибудь ею заражается (информация Википедии). Мы же не находились и не находимся на карантине по этим причинам! Кстати ВОЗ тогда не рекомендовало ограничивать перемещения людей, а также организовывать карантинный контроль в пунктах прибытия, поскольку данные меры являются неэффективными и экономически нецелесообразными. Результаты известны — пандемия свиней оказалась фиктивной и быстро закончилась.
Но поскольку суд у нас, как видится, «не имеет признаков независимости» и по факту является чиновничьим аппаратом, признать незаконными действия Управления Роспотребнадзора и Главного государственного санитарного врача он не может, тем более что это неизбежно повлечёт признание незаконности нормативных правовых актов Губернатора и Правительства АО о запрете на свободное передвижение граждан, специальных пропусках, а также покидать места проживания, принятых на основании «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина).

И все-таки выводы сделать уже можно

О юридических, политических и экономических последствиях такого решения говорить, наверное, излишне. Стоит лишь отметить, что суды обеих инстанций отказались привлечь как в качестве заинтересованных лиц, так и в качестве соответчиков Губернатора и Правительство АО, что совершенно необъяснимо с точки зрения процессуального закона, поскольку в случае признания «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина) незаконным, решением суда напрямую затрагиваются права и обязанности Губернатора и Правительства АО, которыми на основании этого «Предложения…» изданы нормативные правовые акты о запрете на свободное передвижение граждан, специальных пропусках, а также покидать места проживания. Ведь именно «Предложение…» явилось основанием и повлекло принятие нормативных правовых актов Губернатором и Правительством АО. И если незаконно основание, то могут быть признаны незаконными и сами нормативные правовые акты. Объяснение этому, по нашему мнению, может быть только одно — суд изначально получил соответствующие указания по рассмотрению данного дела. Собственно, сомнения в этом могут быть только у несведущих ничего в современной работе судов.

Рука руку моет?

В ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения сведения, указанные в акте эпидемиологического расследования очага инфекционной (паразитарной) болезни о наличии новой коронавирусной инфекции COVID-19 не то что у семи, но даже и у четырех человек в очаге пос. Тальниковый, указанных в Акте эпидемиологического расследования от 21.04.2020 г., поскольку по информации, размещенной на официальном сайте Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области http://stopcovid-19.astrobl. ru/ 27.03.2020 г. «у проживающих совместно супруги и матери первого заболевшего коронавирусом на территории Астраханской области тесты дали отрицательный результат», отец «нулевого» Е. В. Н. обратился в лечебное учреждение до приезда из Турции «первого заболевшего Е. А. В.» — 22.03.2020 г. и не мог «заболеть» COVID-19, о чём свидетельствует Журнал учета инфекционной заболеваемости (Форма № 060-У) Красноярского отделения Филиала ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области в Володарском и Красноярском районах», а сам «первый заболевший Е. А. В.» не имел никаких клинических проявлений заболевания, что подтверждается экстренным извещением об инфекционном заболевании от 23.03.2020 г., направленным врачом ГБУЗ АО «Областная инфекционная клиническая больница им. А. М. Ничоги» К., в графе «диагноз» которого указано «здоров».
Первый подтвержденный и зарегистрированный случай (СОVID-19), который якобы имел место 26 марта 2020 г. при получении положительного результата в семье Е, вернувшегося из заграничной поездки Е. А. В. никакими доказательствами не подтвержден.
Судом было отказано в ходатайствах административных истцов об истребовании у ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» результатов лабораторных исследований на новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV) анализа (теста) Е. А. В., Е. А. З., Е. В. Н., Е. С. А., Е. Л. Н., Т. И. П. («контактная» с «нулевым» продавец магазина, в отношении которой, как следует из Донесения заместителя начальника ТО Управления Роспотребнадзора по Астраханской области в Володарском и Красноярском районах от 27.03.2020 г. проводились санитарно-противоэпидемические мероприятия, но сведения о которой отсутствуют в Журнале учета инфекционной заболеваемости и в Журнале регистрации постановлений главного государственного санитарного врача по Астраханской области и во всех иных, представленных Управлением Роспотребнадзора документах), у ГБУЗ АО «ОИКБ им. А. М. Ничоги» медицинских карт стационарного больного и выписок из медицинских карт стационарного больного по форме 027/у находившихся на госпитализации в 6-м отделении ГБУЗ АО «ОИКБ им. А. М. Ничоги» пациентов: Е. А. В., Е. А. З., Е. В. Н., Е. С. А., «Журнала учета инфекционных заболеваний» по форме 060/у и пр., а также о привлечении вышеуказанных организаций в качестве соответчиков или заинтересованных лиц.
Таким образом, материалы данного административного дела свидетельствуют об отсутствии доказательств очага новой коронавирусной инфекции COVID-19 в п. Тальниковый Красноярского района Астраханской области, а соответственно о незаконности действий Главного государственного санитарного врача по Астраханской области Носковой Л. Н. и Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Астраханской области по внесению в Правительство Астраханской области «Предложения Главного государственного санитарного врача Астраханской области» № 2 от 30.03.2020 г. о введении ограничительных мероприятий (карантина).
Не говорим уже о том, что отсутствуют какие-либо адекватные действия Главного государственного санитарного врача по Астраханской области Носковой Л. Н. и Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Астраханской области по локализации и ликвидации возникшего очага заболевания (Covid-19) в пос. Тальниковый и проведении адекватных санитарно — противоэпидемиологических мероприятий в отношении «семейного очага» (видимо, потому что его не было), или даже всего посёлка, в крайнем случае, Красноярского района. Имеются только абсолютно неадекватные действия по введению карантина в отношении здорового населения всей Астраханской области.
Законодательство о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения предусматривает возможность вынесения в отношении конкретных лиц соответствующих постановлений об изоляции, чего сделано не было, а в результате «замешательства» от получения непроверенной информации, а скорее помешательства, на карантин (самоизоляцию) под угрозой наказания было отправлено всё здоровое население Астраханской области. В этом и заключается незаконность действий Главного государственного санитарного врача по Астраханской области Носковой Л. Н. и Управления Роспотребнадзора.
Незаконные действия Главного государственного санитарного врача по Астраханской области привели к совершению противоправных действий, выраженных в введении огpаничительных мероприятий в 2-x отделениях ГБУЗ АО «ГКБ № 3 им. С. М. Кирова» с 30 марта 2020 г. по 11 апреля 2020 г. (включающих запрет на госпитализацию вновь поступающих, выписку и перевод в другие отделения пациентов, проведение лабораторного обследования контактных с Н. пациентов и медицинских работников), которые почему-то также легли в основу решения суда первой инстанции, как обстоятельства подтверждающие правомерность действий Управления Роспотребнадзора.
Так, в решении суда указано, что «Родственница Н. с признаками респираторного заболевания и высокой температурой 28 марта 2020 г обратилась за медицинской помощью в поликлинику в селе Солянка, в день обращения проведено исследование на наличие у нее новой коронавирусной инфекции СОVID-19, а 29 марта 2020. г. она госпитализирована в ГБУЗ АО „ОИКБ им. А. М. Ничоги“ с подтвержденным диагнозом COVlD-19».
На самом же деле, диагноз COVlD-19 у родственницы Н. не подтвердился, что Управлением Роспотребнадзора не оспаривалось. А сколько вреда причинил или мог причинить запрет на госпитализацию вновь поступающих больных, выписку и перевод в другие отделения пациентов, можно только догадываться. Но то, что такие действия Роспотребнадзора были вредоносными это очевидно.
Мы, конечно, доведем это дело до Верховного суда, но результат, на который мы рассчитывали, уже достигнут — мы выяснили действительную санитарно-эпидемиологическую обстановку на территории Астраханской области на дату введения карантина, отсутствие оснований и необходимости всеобщей самоизоляции здорового населения, отсутствие реальной угрозы здоровью людей и отсутствие источника появления инфекции на территории Астраханской области.
Другими словами, мы установили для себя абсолютный обман о действительной санитарно-эпидемиологической обстановке в период с 26.03.2020 г. по 30.03.2020 г. со стороны Главного государственного санитарного врача по Астраханской области Носковой Л. Н. и Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Астраханской области, а также информации Оперативного штаба по коронавирусу в Астраханской области. Для меня лично этого обстоятельства достаточно для критического отношения к введенным по инициативе Роспотребнадзора ограничительным мероприятиям.
После приобщения к материалам дела распечатки с сайта СПИД-центра (ГБУЗ АО «ОЦ ГБ СПИД»), на котором была размещена информация о том, что положительные результаты анализов и тестов на COVID-19 могут быть связаны с прошлой инфекцией коронавирусами и не только SARS-Cov-2, что свидетельствует о признании этим государственным учреждением здравоохранения невозможности однозначного и достоверного установления такого диагноза, как COVID-19, данная информация с этого сайта была удалена. Не удивлюсь, если это было сделано по требованию Роспотребнадзора. Это свидетельствует о нежелании доводить до населения правдивую информацию о диагностике этого вируса и формировании статистики по нему. Между тем, данная информация подтверждается утвержденными Главным государственным санитарным врачом РФ 30.03.2020 г. (ред. от 30.04.2020) Методическими рекомендациями «МР 3.1.0170-20. 3.1. Профилактика инфекционных болезней. Эпидемиология и профилактика COVID-19», согласно которым «Коронавирусы (Coronaviridae) — это большое семейство РНК содержащих вирусов, способных инфицировать человека и некоторых животных, разделяются на три рода: Alphacoronavirus, Betacoronavirus и Gammacoronavirus.
У людей коронавирусы могут вызывать целый ряд заболеваний — от легких форм острой респираторной инфекции до тяжелого острого респираторного синдрома (SARS (2002 год), MERS (2012 год). В настоящее время известно о циркуляции среди населения четырех коронавирусов (HCoV-229E, -OC43, -NL63 и HKU1), которые круглогодично присутствуют в структуре острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) (доля от 4% до 20%), и, как правило, вызывают поражение верхних дыхательных путей легкой и средней тяжести.
Материалы дела содержат также информацию о противоречивых результатах анализов на COVID-19 одного из административных истцов, что также подтверждает невозможность достоверного диагностирования такого заболевания как COVID-19.
Но с вопросами фальшивой диагностики необходимо разбираться уже с участием экспертов и специалистов в области медицины, поэтому выводы делать не буду. Этот вопрос, уверен Дмитрий Ломакин, рано или поздно будет поднят. Его мнение таково:
«Я позволю себе делать собственные выводы юридического плана и выразить своё субъективное мнение по результату рассмотрения дела с моим участием в суде. Так вот, по моему мнению, введение карантина для здорового населения на территории Астраханской области, а соответственно и в других регионах России, равно как и за пределами Российской Федерации, не имеет санитарно-эпидемиологического обоснования, а носит сугубо политический или экономический характер. Поскольку представлял интересы людей по взаимосвязанному коллективному иску (более 30 человек), а ряд судебных заседаний, в том числе последнее в Астраханском областном суде при рассмотрении апелляционной жалобы, происходили в присутствии журналиста, умалчивать о ставших мне известными обстоятельствах я просто не имею права, и считаю необходимым довести полученную в суде информацию до сведения неограниченного круга лиц, поскольку она касается санитарно-эпидемиологического благополучия населения и затрагивает конституционные права граждан».

Игорь Глуховский, Виктор Ульянов, Дмитрий Ломакин

 

 

Добавить комментарий